Форум
Объявления
 

Последние сообщения

Пользователей
  • Всего пользователей: 29111
  • Последний: marinamarina
Статистика
  • Всего сообщений: 1723667
  • Всего тем: 6428
  • Сегодня онлайн: 169
  • Максимум онлайн: 2174
  • (09 Октябрь, 2015, 11:03:34 am)
Сейчас на форуме
Пользователи: 6
Гости: 150
Всего: 156

Календарь праздников

праздники сегодня

Автор Тема: Болталка  (Прочитано 166764 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1025 : 16 Май, 2019, 22:20:24 pm »
                                                                                    Боже, очисти мя грешнаго,
                                                           яко николиже сотворих благое пред Тобою…

– Привет. Я в трансе.

Две подруги встречались редко. К встречам всегда накапливались события, требующие обсуждения.

– И что у тебя?

– Я не умею молиться. В храм почти каждое воскресенье хожу лет 25. А тут поняла, что молиться не умею.

– И как тебя осенило? Денег на ремонт не выпросила?

– Да, это само собой. Пост. Стала лекции слушать. Сайт преподавателя семинарии. Не батюшки из глухомани – богослов читает: попробуй, возрази. А там мысль: если ты каждое слово молитвы произносишь без внимания, то молитва бессмысленна. Так, тарахтишь, а Бог не услышит.

– Открыла Америку!

– Да весь ужас не понимаешь! Правила, что утренние, что вечерние – там сколько молитв!? Над каждым словом со вниманием. А еще допмолитвы – о детях, о муже, о работе, о нуждах. Ну, не могу я. У меня мысли обо всем: о семье, о детях. Дохожу до конца и смысл уже не помню, думаю, читала или нет. Я ж так их не вымолю, ни их, ни себя. Ужас! Делать-то что?

– Шалом, православная, ты чего панику подняла? У меня бабушка по отцовской линии на смертном одре сподобилась Крещение принять.

- Подожди. У тебя мама русская, а отец еврей. Значит, мать его, ну, бабушка твоя, еврейка. Так?

– Браво, мисс Очевидность.

Подруги рассмеялись.

– Кто ее крестил-то?

– Жена православного священника!

На лице отобразилось немое выражение удивления:

– Аудитория у ваших ног.

– Да, просто все. Это было начало 1990-х или середина. Батюшка с семьей снимал часть дома. Небольшой украинский город. Кварталы из частных домов и общие дворы, в которых жило несколько человек. Я уже не помню, то ли в бабушкином дворе, то ли в соседнем. Факт, что как-то они сошлись, ну, общаться стали. Может, знакомые общие. Бабушка хранила у себя их ценные вещи. Может богослужебные, может, личные. Ты если 1990-е помнишь, то тогда квартиры грабили, как хозяева на работу уходили, даже у нас в Москве. У дядьки моего квартиру ограбили в том же городе, где бабушка жила, так даже трусы унесли. Ну, вот бабуля хранила у себя и ценности детей своих, вот и батюшкиного семейства.

– Ну, и к чему ты это? Мне, чтоб чего вымолить, надо со священником подружиться, и с семьей его, и ценности хранить?

– Сама подумай. На старости лет, незадолго до смерти, Господь сводит человека не с раввином, не с муллой, не с бандюком, а с семьей православного священника. Приняла бабушка Крещение в последний момент своей жизни. Все грехи Господь покрыл, понимаешь, ВСЕ, и душа к Богу чистая. Молитв православных она не знала.

– Не, чего-то тут не так. Может, она святая была?

***

– Мирон, кушать с Толей будешь?

– Не, не буду. Поел дома. Здесь подожду.

Парень 14 лет присел на табурет. Толя, которого он ждал, за пару минут управился.

– Сын, вот 5 рублей. Ты все понял?

– Ага, – ответил Толя, вытирая рукой рот и дожевывая.

Выйдя на улицу, когда их разговор уже не мог быть услышан, ребята дали волю радостным чувствам:

– Ну чё, Мироныч, хватит и на папиросы, и в киношку сгонять, – Толя хлопнул друга по плечу.

– Мать у тебя – клад. Если бы мне моя хоть бы половину давала.

– Я у своей один, а у тебя братишка и сеструха. И потом, даст мало – так я рано вернусь, а так до вечера мешать им не буду.

– Шо, опять молиться будут?

– Ага.

У детей еще не было имен. Это были просто младенцы еврейки Фаины и русской Марии

– Я свою мать спросил, шо, мол, ты к ним не ходишь?

– А она чё? – Толя посмотрел на Мирона.

– Говорит, у них веры разные. Какие разные? Ходила бы, молилась и денег мне давала, как тебе. А еще сказала, что если кому сболтну про мать твою, то голову мне оторвет.

– Шо, прям вместе с кудряшами? – Толя взлохматил кудрявую шевелюру Мирона.

Хлопцы засмеялись и прибавили ходу.

Мама Толи – верующая женщина из семьи старообрядцев. После ухода ребят шторы в доме наглухо закрыты. Мама Толи, ее три сестры и еще пара женщин собрались помолиться. В те времена дети взрослели очень быстро, тем более дети войны. Ребята умели держать язык за зубами. За такие мероприятия можно было поплатиться. Шел 1950-й год.

Мирон родился до войны, в 1936-м. У его мамы Фаины не пришло молоко. Кормить новорожденного было нечем. В палате была еще роженица, мама Толи. Вот она и кормила их обоих: Мирона и Толю. Ну, тогда у детей еще не было имен. Это были просто младенцы еврейки Фаины и русской Марии.

***

– Ай, мне страшно. Ноги холодеют.

Старая женщина, Фаина, умирала у себя дома, в здравом уме и трезвой памяти. С ней рядом – Елена, жена православного священника. Детям Фаины уже позвонили, они скоро приедут. Елена успела окрестить Фаину – так, как крестят в Православие человека, если ему угрожает смерть: «Крещается раба Божия Фаина во имя Отца, аминь! И Сына, аминь! И Святаго Духа, аминь!»

Эта «хитрая» еврейка, которая сподобилась принять Святое Крещение перед смертью, – моя бабушка по папиной линии. Папа – тот самый мальчик Мирон, которого грудным молоком кормила русская женщина. Я общалась со своей бабушкой Фаиной, живущей в одном из небольших городов Украины, когда приезжала летом на месяц погостить. Сколько я сейчас ни напрягаюсь, не могу вспомнить чего-либо святого в моей бабушке. Она вообще обычная. Может, в глубинах истории покопаться?

***

Вокзал небольшого украинского города. Лето 1941 года. Женщина с тремя детьми: сын Мирон пяти лет, дочь Оля трех лет и 4-месячный Давид на руках у мамы. Они бегут по перрону, чтобы успеть, наверно, уже в последний эшелон с беженцами. Сзади с вещами пытаются догнать Фаину ее мама и отец. Надо занять места. Муж Фаины Моисей ушел на фронт, как только объявили о начале войны. Евреям нельзя оставаться в городе. Немцы близко, город бомбят.

Где-то во время бесконечной дороги в эвакуацию, на какой-то переправе через реку, кто-то «пожалел» мою бабушку и предложил выкинуть маленького Давида в воду. Аргументами было: «Все равно не выживет. Война. Тут бы самой живой остаться. У тебя вон еще двое есть. Зачем он тебе, война спишет».

Мой дядька! Он выжил, вырос красавцем, гроза местных барышень и дам в свое время. Живчик еще тот. Всю свою жизнь он помогает своим и не своим. Помогал всегда и матери, и сестре, и нас не забывал подарками, хотя мой отец – старший в семье, и в помощи мы не нуждались. Дядька все время называет себя «дурным». После аварии на Чернобыле сам выразил желание поехать строить Славутич. Нахватался радиации, после которой не заживали раны и не срастались поломанные кости. И таких «дурных» поступков за жизнь наберется.

***

Отвлеклась я. Вот еще случай с бабушкой. Узнала я о нем от своей русской бабушки Прасковьи. Она приезжала как-то за мной на Украину – забирать домой в Москву. Обе бабушки – почти ровесницы и за разговорами проводили вечера до нашего отъезда.

Бабушка Фаина рассказывала про своего мужа. С войны он вернулся в конце 1945 года, после госпиталя, из Берлина. Да. Дед дошел до Берлина! Приехал домой он не один, а с... медсестрой, которая выхаживала его в госпитале. Бабушка приняла ее. Гостье был оказан почет и уважение. Какое-то время она жила у них. Потом уехала. Эта история со слов бабушки Фаины.

Вот вы поверите, люди добрые, что жена не догадалась, кого привез муж?

Но не тут-то было! Моя русская бабушка – ох уж эта русская наша прямолинейность и жажда справедливости – всё расставила по своим местам:

– Ну, ты даешь! Как не догадалась? Это ж его любовница! – моя бабуля без обиняков, прямо в лоб. – Мне Миша твой (так всю жизнь звали моего деда Моисея) все рассказал, когда к нам приезжал в Москву в гости.

Там последовали еще оценки наивности бабушки Фаины. Чтобы успокоить мою бабулю-правдолюбку, бабушка Фаина уверила, что если бы знала об этом, никогда бы не пустила эту медсестру в дом.

Вот вы поверите, люди добрые, что жена не догадалась, кого привез муж? Я не поверю. Но при этом – ни скандала, ни упреков. Все как в лучших домах Лондона! Тихо-мирно. Дед-то остался дома. Я бы так не смогла, это точно.

***

Всплывают в памяти отрывочные воспоминания... Бабушка видела сына соседа по двору в какой-то ситуации, о которой его родителям лучше не знать. Бабушка рассказывает мне об этом и тихо улыбается. Я, как прямолинейная пионерка, предлагаю идти к его родителям и всё в подробностях доложить. На что бабуля меняется в лице и говорит:

– Это не наше дело. Нельзя рассказывать.

Нельзя рассказывать, как – нельзя рассказывать?! Справедливость должна торжествовать! Правда – тоже!

Потом – попытки отговорить меня, чтобы я не ходила и не рассказывала соседям. В обоснование – что зрение не то и могла ошибиться, что если я скажу, то бабушка не сможет подтвердить – «не уверена она».

Бабушка не была святой. Вот хоть пример: мой отец не ест пшенку ни в каком виде. Знаете, почему? Бабушка работала на продуктовом складе. Когда фасовали крупу, она насыпала немного на дно кармана сарафана. Дома трое детей. За несколько дней можно было набрать на кашу детям. Она лупила сына – моего отца, тогда еще ребенка, – чтобы тот молчал, откуда в доме крупа. 1950-е годы, голод после войны. Ну, не святая же! Ни разу!

Может, вот оно: она умела молчать! В смысле – не стучать на ближнего, на соседей, которые молятся, не мешать с грязью мужа, не докладывать, что делают взрослые дети пожилых соседей, и просто оставаться человеком.

И это все?..

Майя Майская

16 мая 2019 г.

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1026 : 22 Май, 2019, 18:58:07 pm »
Радоница. рассказ.

Варвара не любила этот день. И не потому, что на кладбище возле каждой могилки стояли призраки, призраков она постоянно видела, или издали, или же сталкивалась с ними нос к носу. Просто она не могла видеть их страдания и слезы, которые лились из глаз у тех, к кому не приходили на повиновение. Но идти надо было обязательно, она взяла хлеб, лук, конфеты, пряники  и отправилась на кладбище. 
Кладбище было полно народу, и от этого женщине сразу стало легче. Войдя на кладбище, она низко поклонилась на все четыре стороны, и прошла к своим могилкам.
Возле могилы стояли мать с отцом. Они улыбались женщине и показывали куда-то в сторону. Варвара глянула туда, куда они показывали и обомлела. Со всех сторон к ним шла родня.
Были знакомые люди и совершенно незнакомые. <Видно старое поколение родни,>-сообразила женщина.-<Но почему они все собираются?>-удивилась она и положила угощение на холмики. Родные все ей улыбались, ни одного плохого взгляда не заметила Варвара, ни одной усмешки не проскользнуло на лицах. Она увидела, как некоторые из родных брали конфеты и разворачивали фантики, а что постарше, те брали пряники и подносили их к лицу, как будто хотели понюхать и вспомнить старые ощущения. <
Такого я еще не видела>,-удивлялась Варвара.-<Ну да, ничего странного, в день Радоницы границы между двумя мирами становятся тонкие, их можно легко преодолеть даже деткам>. Она стояла и глядела расширенными глазами на призраков.
Женщина пыталась рассмотреть, во что они одеты и вскоре обнаружила на них на всех красивые платья и костюмы, и хотя призраки были полупрозрачные, все равно одежду можно было хорошо разглядеть. Никто из присутствующих не сказал ни слова, но Варваре показалось, что она и пообщалась, и наговорилась вдоволь. Прошло некоторое время и призраки, низко кланяясь, стали по одному исчезать, оставив стоять только родителей Варвары.
Мать Варвары показала на заросшую неподалеку могилку, и Варвара сразу отправилась к ней. Возле заросшей травой могилки стояла маленькая девочка.Она была одета в белоснежный саван и ее голову украшал венок из живых цветов. Варвара положила возле ее ног конфеты и пряники.Девочка наклонилась за конфетами и сразу пропала.
Варвара прошла по кладбищу, угощая всех, кого не посещают родные. Ее сердце разрывалось от боли и слез призраков, которые она видела и чувствовала всем сердцем и душой. Призраки, получив угощение, тихо растворялись в воздухе, как будто их никогда и не было.
Наконец, настал долгожданный вечер. Солнце собралось уже садиться, играя последними лучами в небе и на могильных холмиках. Родители Варвары все еще смотрели на дочь с улыбкой и гордостью, они прекрасно понимали, что она не такая, как все. 
-Благослови тебя Господь, доченька,-послышались прощальные слова, и родители стали растворяться в воздухе.
На их месте еще несколько минут искрились голубые искорки, но и они вскоре погасли.
Варвара еще некоторое время постояла около могилки, и вместе с запоздалыми посетителями вышла с кладбища.
-Ну вот и этот день, наконец, прошел,-облегченно сказала она вслух.
На душе было спокойно и хорошо...

Снегина Анастасия

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1027 : 25 Май, 2019, 20:50:29 pm »
В одной деревне жили две старухи— Мавра и Устинья. Век у обеих был долгий; когда спрашивали, сколько им лет, они, гордясь, отвечали: — Сто семьдесят на двоих. Мавре шел восемьдесят шестой год, Устинье — восемьдесят четвертый. Они не были родственницами и когда-то жили своими домами, но уже лет пятнадцать, как они говорили, коптили белый свет сообща: топлива шло вдвое меньше, харч расходовался тоже экономнее и есть с кем перекинуться словом.

А то от одиночества у них начался в голове звон, и обе стали рассуждать сами с собой. Поселились они у Устиньи, потому что изба ее крепче, а Маврин дом со всеми пристройками сломали на дрова. Отоплялись они им лет пять и нужды не знали. Раньше у них имелось хозяйство — коза, куры. Но с каждым годом все труднее было его вести. Вот дошли до того, что второе лето не обрабатывали огород.

Под конец даже печь топить стало трудно. Раз в неделю их навещал внук Устиньи Савелий, или Севка, как они назвали его, тридцатипятилетний мужчина. Он привозил им из города на мотоцикле большую сумку хлеба, баранок, чаю и сахару, этим, в основном, они и питались, иногда еще варили на керосинке картошку. Встретив Севку, они плакали. — Если вы мне будете слезы лить, то я к вам и ездить перестану.

— Ладно, ладно, больше не будем, — успокаивали они его. Севка торопливо выгружал провизию, приносил из колодца воды, клал в печку дрова, чтобы им оставалось только чиркнуть спичку, спрашивал: — Что вам привезти? Через неделю приеду. Заказывайте,— и выбегал из избы, как ошпаренный, дергал ногой, заводил мотоцикл и уезжал. Даже в короткие летние ночи им не спалось, некоторое время они тихо лежали.

— Не спишь, Устинья? — окликала одна другую. — Нет, не сплю. С вечера подремала, а теперь сна ни в одном глазу. — Я тоже не сплю… Об чем думаешь? — Так, обо всем. — А я о том свете… Как там? Ведь никто этого не знает. — И никогда не узнают, — говорила Устинья. Старушки слабели.

Но разум продолжал работать с прежней силой, может быть, даже яснее, чем в молодости, потому что издали видно лучше, но бывали провалы и в памяти, они иногда заговаривались. Раз среди ночи Мавра встала и начала одеваться. — Ты куда? — окликнула ее Устинья. — Домой.

— Дак дом-то твой здесь! — Не-ет, я домой, домой… — упрямилась Мавра и качала головой, а потом, дойдя до двери и взявшись за скобку, опомнилась, повернула назад, разделась и легла в постель. Устинья ни тогда, ни после ничего не сказала ей, понимая, что в сознании Мавры произошел какой-то сдвиг, вывих, к счастью, кратковременный. Но, боясь залежаться, они не предавались долгому унынию.

Особой жизнерадостностью отличалась похожая на куклу Устинья. — Послушай моего глупого разума,— начинала она. — Мир не без добрых людей. Севка к нам ездит, провизию нам возит, дровишки у нас есть. Живем мы в собственном дому, в теплоте, светлоте. Пензию нам платят. Чего нам еще нужно? — Тебе хорошо петь. У тебя внук. А у меня — никого, — возражала Мавра. — Руки-ноги откажут — богадельни не миновать.

— Да не брошу я тебя, не брошу! Пока двигаюсь, и ты при мне будешь. Но я так понимаю своим глупым разумом, что и в богадельне тоже люди. Мавра от ее слов взбадривалась, веселее глядела вокруг, а Устинья — так вся и светилась благодушием, радостью и любовью. Старухи говорили и о жизни. Ровесники века, они вместе с ним прошли через все события. Их дети поспели как раз к войне, у Мавры — четыре сына, у Устиньи — два.

Мавра лишилась мужа. В сенокос у него заболел живот. Какой крестьянин обратит особое внимание на хворьбу в разгар работ — пройдет, наверно, с квасу, и Мирон косил и косил, пока стало совсем невмоготу. Но и тут он не поехал в город, а сутки катался по печи, надеялся, что отлежится. Мавра запрягла лошадь и на тряской телеге отвезла мужа в больницу. Оказалось, что гнойный аппендицит. У Мавры погибли друг за другом все ее четыре сына. Как она могла вынести такое, — с горя не зачахнуть и не сойти с ума?!

Может, была не особо чуткой? Нет, после каждой известия лежала без сознания, так что бабы отливали ее водой. Но, видимо, из какого-то особого сверхпрочного материала была сделана она — всякий раз вставала, продолжала жить и вот дожила до восьмидесяти пяти. В ней не возникло озлобленности, но осталась горечь, и душа ее все время скорбела. У Устиньи не вернулись муж и один сын, а другой вернулся, не совсем целым — инвалидом, но живым.

Сын устроился в городе в инвалидную артель, женился, но тридцати семи лет умер. Устиньина невестка второй раз вышла замуж, и Севка больше жил с бабушкой. Сравнивая свою судьбу с Мавриной, Устинья благодарила бога за милосердие: ее род не подрублен под корень, как у Мавры, у нее — внук, чьими стараньями они тут перебивались, и у внука росли уже дети. — И-и, милая! — возражала Устинья.

— А много ли нам с тобой надо? Кусок ситного и чашку чаю — вот и сыты целый день. Или тебе требуется что, или ты нуждаешься в чем? — Ничего мне не надо, — трясла головой Мавра.— Помереть бы вот только бог привел. — Время придет — помрем, — обещала ей Устинья. С наступлением теплых дней старухи, одетые по-зимнему в шубы и шали, выходили на улицу, садились на завалинку, грелись на солнышке и прислушивались к запахам земли. Шла весна, бессчетная на их веку. Старухи зябли даже на ярком солнце, но весна все равно тревожила их.

Когда-то весенний запах говорил об обновлении земли и вызывал восторженную детскую радость, потом он был связан с томлением любви, затем на долгое время как бы заглох, исчез, а теперь говорил им о тлении. Они сидели часами в одной и той же позе — руки покоились на палке, лицо чуть приподнято к солнцу, и только изредка мигали глаза. Когда возникала потребность поговорить друг с другом, их лица становились оживленными, они жевали губами.

— Самое бы время умереть! — говорил кто-нибудь из них.— Тепло, цветы, трава зеленеет, птицы поют. — Да, — соглашалась другая. — Земля рыхлая, как пух, легко копать. Однажды утром Мавру охватило беспокойство. Она немного посидела на завалинке, затем поднялась и пошла в избу. Каждую ступеньку крыльца одолевала с трудом, руки ее, похожие на птичьи лапы, дрожали, она перешагнула порог, держась за стену, по выпершим половицам сеней дошаркала до избы и нескладно, боком, легла на кровать.

Порою из нее вырывался стон, едва различимый, тихий. Устинья сразу приметила, что с подругой что-то происходит, и следом за ней отправилась в избу. У Мавры еще больше осунулось и потемнело лицо. Устинья поняла, что совсем недолго осталось Мавре и старуха стала наблюдать за ней. Полежав немного, Мавра попыталась приподняться, но, застонав, упала на тот же левый бок, на котором лежала.

Она повернулась на спину, но и так ей было неудобно, и она, тихо постанывая, металась головой по подушке. Устинья несколько раз подходила к подруге, чтобы чем-то помочь; поняв, что она бессильна, немного постояв около, садилась на лежанку, откуда вела наблюдение. Вечером ей вдруг стало легко. Она очнулась с посветлевшим лицом и повела вокруг себя глазами, не понимая, отчего ей так покойно. В груди слабо трепетало сердце. Устинья удалилась, чтобы не тревожить ее покой.

Мавра уже не проснулась. Устинья, сторожившая ее, вдруг услышала, что в избе осталось только одно ее дыхание. Она не ожидала от себя такого проворства, словно кто-то снял ее под руки с лежанки и перенес к кровати, на которой лежала Мавра. Не мирясь с покоем, снова было заработало сердце, оно ударило раза три-четыре и остановилось, теперь уже навсегда.

— Отмучилась! — на всю избу произнесла Устинья.— А меня на кого оставила?! Она заголосила, запричитала: — Как мне с тобой повадно было! Как сестры мы жили!.. Когда Севка приедет? Наказать бы с кем… Но с кем? За таким размышлением Устинья провела всю ночь и не заметила, как рассвело. Да и короткая была эта ночь в соловьином пении. Утром под окнами затрещал мотоцикл, и ноги Устиньи, точно помолодевшие, вынесли ее на крыльцо.

— Ангелы тебя нынче принесли сюда, Севка, — сказала Устинья. — Мавра померла. — Ну?! — У Севки побелело лицо. — Как я теперь буду жить одна — не знаю? — Устинья села на ступеньку и заплакала. — Ты, бабка, об этом не думай. Я тебя не оставлю. На зиму к себе возьму. — Умереть бы мне этим летом бог привел. — Опять ты о том же! — поморщился Севка. — А об чем же, об чем же мне говорить?! Тебе-то я родная, а жене твоей чужая, и я как пень буду у вас в семье, спотыкаться об меня станете.

— Нечего об этом толковать. Устинья с Севкой два дня пробыли в хлопотах, причем Устинья не узнавала себя, — откуда в ней взялась прыть? Она ходила по дому, топила печь, стряпала, словно лет десять, по крайней мере, скинула с плеч. Уж не Маврин ли дух вошел в нее и родил новые силы? Устинья осталась одна, и на нее напала такая тоска, что она не знала, что делать.

Это была грусть о человеке. За пятнадцать лет совместной жизни старухи стали ближе, чем родственники, каждая из них смотрела на другую как на свое второе я. За все время не было случая, чтобы они не только поссорились, но и попрекнули в чем-то друг друга.

Обе понимали: живут только потому, что вместе, и каждая из них страшилась остаться одна. — Хорошо тебе! Убралася! — завидовала Устинья Мавре. — А мне-то каково! Севка навещал ее часто, чуть ли не каждый день, иногда оставался и ночевать. Он привозил ей баранок и сушек, которые Устинья размачивала в чае и ела.

Но даже баранки и сушки, любимая ее еда, не утешали старуху. Однажды, это было уже в середине лета, Устинья потихоньку прибиралась в избе и вдруг ясно услышала голос Мавры: — Эй, старуха! Засиделась ты тут! Устинья отворила дверь в сени — никого. Обошла вокруг дома, пошевелила палкой лопухи, росшие на месте гряд, — нет, никто не прятался в них.

А между тем она могла побожиться, что ясно слышала голос своей подруги. Откуда этот голос? Может она так ясно представила Мавру, что в ушах зазвучал ее голос? Но, кажется, и не думала в эту минуту о ней. «Это она за мной приходила. Видно, тоже стосковалась обо мне», — обрадованно подумала Устинья, и у ней сразу обмякли и отнялись руки и ноги.

Она еле доплелась до избы, открыла сундук, достала узелок с приготовленной одеждой, положила на стол и легла на кровать. Что стояло на улице — день или ночь, — она не знала, и сколько времени пролежала, — тоже не представляла, может, несколько часов, а возможно — сутки и больше.

Она только чувствовала, как в ней угасает, замирает жизнь, но боли не было, а была даже отрада. В сознании вспыхивали короткие и яркие картины из ее прожитой жизни — то видела себя трехлетней девочкой с бабушкой на цветущем лугу. То ей виделся муж, молодой, в белой рубахе-косоворотке, то собственные дети. Виделись и картины труда: как жала, косила, как молотила цепами в риге, — такой слаженный стук стоял, что под него хоть пляши.

Слышала запахи соломы, сена и льняного масла. Собственная жизнь ей представлялась то бесконечно долгой, то прошедшей за единый миг… Приехавший на мотоцикле Севка увидел свою бабушку неживой, уронил голову на стол рядом с узелком и громко зарыдал.

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1028 : 25 Май, 2019, 21:04:04 pm »
Притча о жизни

Шёл рыцарь по пустыне. Долгим был его путь. По пути он потерял коня, шлем и доспехи. Остался только меч.

Рыцарь был голоден, и его мучила жажда. Вдруг вдалеке он увидел озеро. Собрал он все оставшиеся силы и пошёл к воде.

Но у самого озера сидел трёхглавый дракон. Рыцарь выхватил меч и из последних сил начал сражаться с чудовищем.

Сутки бился, вторые бился. Две головы дракона отрубил.
На третьи сутки дракон упал без сил. Рядом упал обессиленный рыцарь, не в силах уже более стоять на ногах и держать меч.

И тогда из последних сил дракон спросил:
— Рыцарь, а ты чего хотел-то?
— Воды попить.
— Ну, так и пил бы..

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1029 : 26 Май, 2019, 19:33:45 pm »
Тишину реанимации нарушал лишь мерный шум аппарата ИВЛ. Тёмная Тень бесшумно приблизилась к койке, что-то нажала в аппарате, длинным крюком, похожим на небольшую косу, цапнула лежащую где то у шеи и резким движением выдернула душу прямо себе на плечо. Аппарат тонко запищал.

- Положи на место – раздался за спиной Тени тихий почти шёпот.

- Опять ты, ну почему опять ты? У меня план горит, у меня и так выговор из-за тебя на работе… - полушёпотом же, не оборачиваясь, заворчала Тень – И потом, её время пришло, ей пора давно, восемьдесят пять лет, что не так то?

- Не на моей смене. Ты же знаешь – у меня принцип.

 
- В сторону отойди, а то клюкой задену невзначай, а тебе ещё рановато – Тень проплыла сквозь ряд коек к окну.

- Подожди секунду…

- Я сказала, её срок пришёл, не спорь.

- Да я не об этом. Ты можешь её на полчаса положить? Пойдём, компанию составь.

- Чего празднуем?

- День анестезиолога и реаниматолога.

- О как! А чего на смене то? Ты ж зав отделением?

- Вот потому и на смене, что я зав. Пошли, кофеинчику примем.

- А чего сестру не разбудишь? Вон тебе компания, спит как ангел на работе… - Тень промелькнула к спящей за столом анестезистке и приподняла над спящим телом её душу. Душа тоже мирно дремала.

- Не трогай, пусть спит, сегодня шесть часов оперировали, а тут ещё ночная смена, пусть спит, пошли кофе пить.

Тишину полумрака ординаторской нарушало только гудение электрического чайника. Тень бесшумно материализовалась в тёмном углу, за настольной лампой, куда свет почти не попадал.

- Может тебе коньячку в кофе? – спросил он.

- Вообще-то, я тоже на работе… пробормотала Тень, но слова её прозвучали как: «А почему бы и нет?».

Какое-то время оба полуночника молча смотрели на дымящие кофейным ароматом кружки.

- Не много смен берёшь? Всё денег хочешь побольше? Зачем тебе это, себя гробишь, мне работать мешаешь? – нарушила не долгую паузу Тень.

- Деньги тут не причём, хотя они конечно не лишние. Просто некому работать.

- Что, обленились все?

- Нет, тебя видеть уже никто не хочет, осточертела всем ты. Вот и не идут в реаниматологи.

- Смешно пошутил, молодец. А ты в курсе, что после каждой смены там твой Срок сокращают? Уже не один год ты у себя украл, не жалко?

- Жалко, а есть варианты по-другому? Да и поздно уже, я ж больше ничего не умею

- Опять смешно пошутил, не умеет он… - без тени усмешки пробормотала собеседница в край глубокого капюшона, - нет, других вариантов для тебя нет, у тебя так на роду написано.

- Что там ещё написано?

- Что бы я тебе служебную тайну выдала? Мало налил!

- Так не проблема! На, пей – коньяк бодро забулькал в кружку.

- Я, так то, на работе – вяло посопротивлялась Тень, внимательно следя за процессом. – Лей, не жмись, краёв не видишь?

- Фи! Откуда такой сленг бомжатский? Ты ж персонаж с многовековыми культурными традициями!

- Сегодня в парке бомжа прибрала, он ацетоном похмелялся, вот, с ним пообщались, за жизнь поговорили… Он решил, что я белочка, потому и похмеляться начал. Мне предлагал, но я отказалась. – Тень залпом опрокинула содержимое кружки куда-то в капюшон.

- Ну вот, человек к тебе как к товарищу, а ты его.… Ни стыда, ни совести у тебя.

- Естественно, Стыд и Совесть мы на склад сдаём, когда на смену выходим. Мешают они в нашей работе.

- Слушай, давно хотел спросить. Помнишь, тогда в машине, на ДТП ехали, ну, когда фурой аудюху порвало на части, ты же тогда с нами ехала в машине, я не ошибаюсь? Как это понимать?

Тень молчала. Тогда он налил ещё пол кружки.

- Ну, что ты как я не знаю… Тебе жалко дарёного коньяка? Всё равно ведь сам не будешь.

- Алкашка. Ну, так что? Чего ты в машине делала?

- Честно?

- Честно.

- Ну, если честно, по твою душу меня тогда послали. Вы тогда по дороге должны были лоб в лоб с мерсом пьяным столкнуться. Но водила мерса так нажрался, что не смог завести машину, так и проспал на обочине. А вы мимо проехали. И тётку ту, из «Ауди», ты у меня увёл. А тётка то 100% моя была. С такими травмами не живут.

- Живут, как видишь. И детей нянчат.

- Она ещё и родила??? С переломом таза?

- Ну, прокесарили, конечно, но родила. Ты же в курсе.

- Не в курсе. Нерождённые не мой профиль. Для них у нас отдельный специалист имеется. Вы, врачи, извращенцы, столько усилий и ради кого! Ты знаешь, кем этот ребёнок станет, когда вырастет?

- Не знаю, и знать не хочу. Человеком вырастет.

- То-то и оно, что не знаешь. Вот, давеча, алкаша делили, помнишь? Вот он выписался, и снова в запой. Третьего дня повесился. Так что все твои труды насмарку, сколько лекарств на него извёл.

- Это его проблемы…

- Да, у него теперь проблемы – усмехнулась Тень, - большие проблемы, если то, что с ним происходит можно так примитивно назвать. А так бы простенький конец – от перепоя, как у многих… Ещё раз тебя спрашиваю: ЗАЧЕМ? Зачем тебе это надо? Зарплата маленькая, жизнь свою гробишь, жена чуть не до развода, детей собственных не видишь… Тебе даже коньяк то и то не за работу принесли, а за то, что ты соседке кота кастрировал!

Тень бормотала всё тише и тише, уже не ожидая ответа, речь её становилась бессвязной, а голова клонилась к стенке. Алкоголь действует на всех одинаково. Последние слова: «Совсем вы, люди, обо мне не думаете» прозвучали уже сквозь мерный храп.

Истошный крик процедурной медсестры поднял бы на ноги даже мёртвого:

- На уколы!

Доктор открыл глаза – угол был пуст. Прошёл в палату. Бабушка на трубе мирно спала, медсестра заряжала шприц в инфузомат:

- Ой, а я поспала так сладенько, ничего не пропустила?

- Бабулька ночью остановилась, но запустилась быстро, с двух качков, так что я тебя будить не стал.

- А, я слышу сквозь сон – аппарат пищит, а заставить себя проснуться не могу, даже голову во сне подняла, посмотрела на её, а всё равно проснуться не могу!

- Ну, понадобилась бы – разбудил бы.

- Да уж в восемьдесят то пять лет не грех и умереть.

- Нет, не на моей смене.

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1030 : 28 Май, 2019, 15:33:16 pm »
Знаете, ребята, признаюсь честно, что я давно и бесповоротно влюблена в свою лень, потому как пользы она приносит мне куда больше, чем вреда

Лень избавила меня от вражды с кем бы то ни было - мне лень прыгать на батуте чужой ненависти, пропитываясь ею, как потоком из канализации...

Мне неведома месть, потому что мне лень подавать её как горячей, так и холодной - готовить-то приходится в обоих случаях...

Я ни разу не ломилась в закрытые двери... лень...

Ни разу не стояла в очереди за мужчиной... потому что это безумно затратный процесс и по времени, и по количеству унижений...лень...

Никогда не выпрашивала чего бы то ни было там, где мне ничего не предлагали...лень...

Я ни с кем не дружила против воли, потому что мне лень поддерживать искусственные отношения...

Ни с кем не соревновалась, и не конкурировала - мне достаточно своего результата, а трястись в тщеславии - лучше или хуже он чужих, мне лень...

Из-за лени я никогда не бываю там, где, как говорят, надо бывать, но мне не хочется...
Я бессовестно передариваю или выбрасываю десятки билетов, приглашений, сертификатов...

Лень избавила меня от обсессивно-компульсивного расстройства контролировать все процессы, и наводить стерильную чистоту...
Даже появившиеся однажды панические атаки быстренько свалили от ленивой бабы, которая сказала им: как пришли, так и уйдёте... плевать мне на вас...

Из-за лени у меня отменные отношения с близкими - потому что мне лень до них докапываться, критиковать, выискивать у них недостатки, поучать, воспитывать и перевоспитывать...
И оказывается, когда ты ничего этого не делаешь, то все замечательно всё понимают сами, со всем справляются, и ещё тебе благодарно спешат на помощь без просьб и уговоров...

Мне лень смотреть, читать, и слушать то, что не вызвало у меня интереса...

Лень имитировать несуществующее...

Лень пытаться всем нравиться...

Лень спорить, доказывать, оправдываться...

Лень обижаться, ревновать, манипулировать...

Лень превращать себя в инстаграмовую куклу...

Лень зависеть от чужих ожиданий...

Лень завидовать...

Лень жить не своей жизнью...

Не лень - своей...

Поэтому, лень сохранила мне меня, моё психологическое здоровье, и отточила чувство юмора на всё, что у меня не вышло...

И я искренне надеюсь, что и ей самой будет лень уходить от меня

Лиля Град

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1031 : 28 Май, 2019, 15:34:11 pm »

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1032 : 03 Июнь, 2019, 11:46:51 am »
Когда бабушка ведьма.

Дед Кузьма смотрел из окна первого этажа на усохшее дерево и с каким-то садистским удовольствием прислушивался к собственным мрачным мыслям. Потом взял топор и вышел во двор.

— Бабушка, — раздраженно шипела одиннадцатилетняя Лика, возвращаясь из школы домой, — ты меня позоришь. Как можно прийти в школу в таком виде? Еще и на собрание! У всех бабушки нормальные старушки, а у меня?

— У тебя ненормальная, — хихикнула Валентина Ивановна, поглаживая обернувшегося вокруг шеи кота.

Ворон на плече ревниво кашлянул. Мышь в кармане возмущенно пискнула. Змея в носке зашипела и вонзила дряхлые зубы в жилистую бабушкину ногу.

— Тихо, тихо, всех люблю, — успокоила зверье Валентина Ивановна.

— Одноклассники меня дразнят, — пожаловалась Лика. — Ведьминой внучкой обзывают.

— А хоть бы и так, — подмигнула бабушка. — Что плохого?

— Тебе не понять, — буркнула Лика. — Таблетки свои не забыла выпить?

— Заботливая девочка, — закурлыкала Валентина Ивановна. — А что, если забыла? Маме расскажешь?

Лика в ответ лишь вздохнула. Конечно, не расскажет. Она любила бабушку. Кота по имени Кот тоже, и одноглазого ворона Георгия, и битую молью мышь Шушу, и вредную ужиху Веру. Когда бабушка пила таблетки, она становилась обычной, ворчала, жаловалась на подагру, ругала современные нравы, а все ее звери куда-то исчезали. Самое странное, ликины родители никогда не замечали бабушкиных питомцев, они считали, что Валентина Ивановна на старости лет впала в детство, заговаривается, и ее непременно нужно лечить. Такого же мнения придерживался доктор из «Последнего приюта», заведения, куда родители грозились отправить бабушку, если она не бросит чудить.

— Бабуля, — Лика остановилась и взяла Валентину Ивановну за руку, — обещай, придем домой, и ты примешь лекарства. Пожалуйста.

— Что? Не слышу, внученька, — приложила к уху ладонь Валентина Ивановна, глаза у нее были хитрющие, как у напроказившего ребенка. — Старенькая стала, глухая, словно пень трухлявый.

— Мама ругаться будет, — пригрозила Лика. — Доктора вызовет.

— А пусть, — отмахнулась Валентина Ивановна. — Кот орет, сметана киснет.

Внезапно бабушка подобралась, словно ужиха Вера перед прыжком.

— Слышишь?

— Что? — спросила Лика.

— Смерть, — пискнула мышь Шуша.

Дед Кузьма поплевал на руки, взял топор, помахал им, примериваясь, и…

— Даже не думай, — послышался звонкий и очень знакомый голос.

— Валя… — вздрогнул Кузьма, уронив топор на ногу. — Сколько лет…

— Про временные континуумы позже, — отрезала Валентина Ивановна. — Ты что это удумал, старый хрен?

— Ничего, — смутился дед Кузьма. — Оно ведь мертвое.

— Сам ты мертвый, — рявкнула бабушка. — Ликуся, иди домой.

— Но… — попыталась возразить Лика.

— Вера, проследи! — приказала Валентина Ивановна, швыряя ужиху внучке в руки.

— Ну и пожалуйста, — обиделась Лика, нежно пригрев змею на груди.

Домой она не пошла. Спряталась за угол, и, невзирая на Верины возражения, стала подслушивать и подсматривать.

— Это просто старое дерево, — оправдывался Кузьма.

— Не просто, — с горечью сказала Валентина Ивановна. — Это то самое дерево. Неужели ты все забыл?

— Глупости, Валя, — вздохнул дед. — Оттого, что я срублю его, мир не погибнет. Верить в старые сказки уже некому. Мир изменился. И все, кто его населяет, тоже.

— Погибнет, — тихо ответила Валентина Ивановна. — И вряд ли кто-то кроме меня это заметит. Ведь это будет твой мир.

— Мне все равно, — сказал Кузьма. — Я не хочу помнить, не хочу знать. Лучше доживать в «Последнем приюте», чем чувствовать себя ненужным в мире, где, если тебя и помнят, то как смешного придурковатого сказочного персонажа.

— Нас почти не осталось, Кузьма, — поникла Валентина Ивановна. — Когда-то мы с радостью встречали любые перемены. Нам было интересно. А теперь? Я стараюсь, но… В общем, приходится иногда пить таблетки.

— Я посадил его для тебя, помнишь? — слабо улыбнулся дед Кузьма.

— На заре времен, — прикрыла глаза Валентина Ивановна. — Как будто вчера.

— Мы состарились, Валя, — жестко сказал дед. — Срублю и уйду в приют. Пошло оно все. Мир без меня прекрасно обойдется.

— Ты домовой, Кузьма, — уговаривала деда Валентина Ивановна. — Не абы какой, а Изначальный. Разве может домовой оставить дом?

— Волшебство в этом доме больше не работает, — криво ухмыльнулся Кузьма. — Сплошной технический прогресс. Посмотри вокруг, Валя! В нас давно не верят. Нас даже не уважают. Считают ненужной помехой. Беззубым старичьем, что вечно ноет о старых добрых временах! Твоя собственная внучка тебя стесняется, через пару лет она перестанет видеть Кота, Георгия, Шушу и Веру. Людям не нужны чудеса. Они теперь грамотные стали. Все, что угодно объяснить могут.

— И это тоже? — Валентина Ивановна подошла к дереву, протянула руку и нежно погладила усохшую ветку.

Кот по имени Кот вздыбил шерсть, ворон Георгий взмыл в небо, а мышь Шуша пронзительно пискнула.

— Что она делает? — прошептала удивленная Лика.

— Надо было домой идти, — завозилась на груди ужиха. — Ох, и попадет же нам.

Валентина Ивановна гладила дерево, нежно напевая на непонятном языке. Песня становилась все громче и громче, пока, наконец, не заполнила все вокруг.

Лике показалось, будто мир вокруг нее исчез, оставив лишь бабушкину песню. И в то же время весь мир был этой песней. Лика почувствовала, что она тоже ее часть. Важная часть. Потому что неважных там не было. Лика стояла, прижимая к себе Веру, и плакала. От счастья.

Песня оборвалась. Мир вернулся обратно. Бабушка устало опустилась на землю и прислонилась спиной к стволу дерева. Ужиха Вера метнулась из Ликиных рук к ней на грудь. Кот по имени Кот, мурлыча, потерся о ноги. Ворон Георгий сел на плечо, сжимая в клюве кусочек радуги. Мышь Шуша выглянула из кармана, огляделась и спряталась обратно.

— Прости, Валя, — опустился перед бабушкой на колени дед Кузьма. — Больше я не забуду, обещаю.

— Зарекалась ворона говна не клевать, — проворчала Валентина Ивановна. — Пойдем, выпьем чаю. Моя внучка успеет его заварить к нашему приходу. Надеюсь.

Она бросила быстрый взгляд в сторону, где пряталась девочка.

Лика вытерла слезы и со всех ног помчалась домой.

За окнами шел снег. На старом усохшем дереве распускались цветы.

Оффлайн Петрович 2

  • Годы быстрые катятся с горки . . . уже восьмой десяток заканчивается
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 16285
  • Сказали спасибо: 930
  • http://dv0r.ru/forum/index.php?topic=5703.0[IMG]ht
Re: Болталка
« Ответ #1033 : 03 Июнь, 2019, 13:12:36 pm »
          Правильно подмечено:

   " В нас давно не верят. Нас даже не уважают. Считают ненужной помехой. Беззубым старичьем, что вечно ноет о старых добрых временах! Твоя собственная внучка тебя стесняется."

    А сколько набивают не нужных шишек, а могли бы выслушать мнение стариков и поступать более оптимально.

Оффлайн *Т.Fr*

  • Я не плохая и не хорошая, я добрая в злую полосочку
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 2485
  • Сказали спасибо: 151
  • Тамара
Re: Болталка
« Ответ #1034 : 04 Июнь, 2019, 02:17:47 am »

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1035 : 05 Июнь, 2019, 22:52:37 pm »
Как живешь?
- Благодарствуй, живу на свету,
Вот пионы цветут и шиповник в цвету,
И акация. Все это утром в росе,
В изумрудной, густой. Вот и новости все.
- Неужели других не нашлось новостей
В этом мире темнот и сплошных пропастей?, -
Тех, в которые ухни, - костей не собрать...
И откуда взяла ты свою благодать?
Где живешь ты, ей Богу?
- В начале села,
Я на лето полдома с террасой сняла.
------
Лариса Миллер


Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1036 : 12 Июнь, 2019, 10:25:05 am »
НЮРКИНА КЛУБНИКА

(рассказ в стихах)

- Она гордячка, нА людях не плачет.
Небось, за баней прячется, коза! –
Махнул рукой старик (сосед по даче),
Сердито глядя прямо мне в глаза.

- Не стой столбом, не заперта калитка…
А за спиной что прячешь? Верно, клад?
Я протянула деду в руки плитку:
- Вы передайте Нюре шоколад.

- Сама снеси. До бани путь не труден.
А выйдет Нюрка - трёпки ей задам,
Чтоб впредь в сады не смела лазить к людям
И ихнюю клубнику лопать там!

Я возразила деду: - Бог же с Вами!
- Так, то не девка - сущая беда! -
Насупившись клокастыми бровями,
Он буркнул вслед: - Сгорел бы со стыда.

Она и впрямь за баней хоронилась,
Сидела там в майчонке и трусах
Под старой сливой, что над ней склонилась,
Цепляя веткой бант на волосах.

Лопатки – словно сложенные крылья
На голом тельце щуплого птенца.
Лицо в слезах, но и они не смыли
«Прямых улик» с чумазого лица.

- Как от тебя клубникой пахнет сладко! -
Я улыбнулась, - Ладно, я шучу….
И протянула Нюрке шоколадку:
- Возьми себе.
- А ты?
- Я не хочу.

И Нюрка из обёртки неумело
Достала шоколад, шурша фольгой.
Понюхала: - Такой ещё не ела,
А может ела… Нет…Тот был другой.

(Зашмыгав носом) - Ты не злишься, значит,
Что я в твой сад залезла?
- Больше нет.
- А деда Ваня наказал. И мячик
В сарай убрал, и мой велосипед.

Ещё сказал, что раз его позорю,
Он сдаст меня немедленно отцу, -
Поведала своё мне Нюрка горе,
Соплю рукой размазав по лицу.

- Вы разве с папой вместе не живёте? -
Я села рядом в мягкую траву.
- Теперь у папы есть другая тётя.
Как мама умерла, я здесь живу.

- Прости, что я твою клубнику ела… -
Потупив взгляд, сказала Нюрка вдруг,
- Мне деда Ваня порки дал за дело,
А так он добрый, он – мой лучший друг!

Мне стало стыдно…Как же я ничтожна!
Из-за клубники развезла сыр-бор,
Поймав соседку днём, что осторожно
Залезла в сад ко мне через забор.

Несла я чушь и мерзость, без разбора,
Нависнув над воришкой, как гроза,
А та, трясясь и сжавшись у забора,
Испуганно таращила глаза.

- Ты вот что, детка, кушай шоколадку… -
Я пробурчала что-то невпопад,
Подумав: «Нюрка, как тебе несладко.
Здесь не поможет даже шоколад.»

Оставив Нюрку, я неслась от бани
Туда, где Нюркин дед колол дрова,
Сказать ему: «Простите, дядя Ваня,
Я не права! Я очень не права!»

И то ли зной в разгаре, самом пике
Июльского безветренного дня,
А может запах приторный клубники
Почти душил, преследовал меня.

- Ну ладно…Что уж… - Он развёл руками.
Глаза блеснули влажно, вздрогнул рот, -
И ты звезда: то чуть не с кулаками
К девчонке лезешь, то наоборот…

Я Нюрку напорол, конечно, малость,
Завёлся, старый дурень, да всерьёз!
А ей от жизни так уже досталось,
Что говорить о том нельзя без слёз.

Мать померла, отец всё хлыщет где-то,
Забыл наш дом, и девка не мила…
И, как назло, клубника в это лето
У нас не уродилась. Вся сгнила.

А Нюрка…Эх, дурёха! Непоседа!
Крутилась возле грядки, как лиса,
С вопросом: - А когда поспеет, деда,
Клубничка? Может через два часа?
...
Старик умолк, кряхтя, присел на чурку,
И тихо буркнул мне через плечо:
- Ты вот что, дочка, не серчай на Нюрку,
Пять лет всего ей. Глупая ещё.

А ночью я металась по постели:
Мне снилась Нюрка – снилась без конца!
И на её тщедушном бледном теле
Торчали крылья, словно у птенца.

И я топтала ягоду по саду
Кричала: «Это ты всему виной!»
Рыдала Нюрка: «Тётенька, не надо!»
Летая, словно ангел, надо мной.

Дождавшись утра, я с клубничной грядки,
(В одной сорочке, не умыв лицо!)
В корзинку ягод собрала остатки,
Её поставив Нюрке на крыльцо.

Мне было горько, стыдно. Стыдно дико -
Как мой поступок был вчера убог!
Жаль, отоспела Нюркина клубника.
Но скоро вишня вызреет, даст Бог.

март 2011 г.
Юлия Вихарева

Оффлайн Татьяна Герасимовна

  • Эксперт
  • ****
  • Сообщений: 466
  • Сказали спасибо: 47
Re: Болталка
« Ответ #1037 : 12 Июнь, 2019, 12:29:15 pm »
Спасибо! Понравилось!

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1038 : 12 Июнь, 2019, 18:10:03 pm »

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1039 : 15 Июнь, 2019, 18:29:16 pm »
 Жили–были, варили кашу, закрывали на зиму банки.
Как и все, становились старше.
На балконе хранили санки,
под кроватью коробки с пылью и звездой с новогодней ёлки.
В общем, в принципе — не тужили.
С расстановочкой жили, с толком.

Берегли на особый случай платье бархатное с разрезом,
два флакона духов от Гуччи, фетра красного пол отреза,
шесть красивых хрустальных рюмок и бутылку китайской водки.
А в одной из спортивных сумок надувную хранили лодку.

Время шло, выцветало платье, потихоньку желтели рюмки,
и в коробочке под кроватью угасала звезда от скуки.
Фетр моль потихоньку ела, лодка сохла и рассыпалась.
И змея, заскучав без дела, в водке медленно растворялась.
Санки ржавились и рыжели. Испарялся закрытый гуччи.
Жили, были, и постарели, и всё ждали особый случай.

Он пришёл, как всегда, внезапно.
Мыла окна, и поскользнулась.
В тот же день, он упал с инфарктом.
В этот дом они не вернулись

Две хрустальные рюмки с водкой, сверху хлеб, по квартире ветер.
Полным ходом идёт уборка, убираются в доме дети.

На помойку уходят санки, сумка с лодкой, дырявый фетр.
Платьем, вывернув наизнанку, протирают за метром метр подкроватные толщи пыли.
В куче с хламом — духи от Гуччи.

Вот для этого жили–были.

Вот такой вот "особый случай".






Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1040 : 15 Июнь, 2019, 18:32:01 pm »
На что мы тратим жизнь!

На мелочные ссоры,

На глупые слова, пустые разговоры,

На суету обид, на злобу- вновь и вновь.

На что мы тратим жизнь...



  _А надо б на любовь._



Сжигаем жизнь дотла всё на пустое что-то -

На нудные дела, ненужные заботы...

В угоду обществу придумываем маски...

На что мы тратим жизнь!



  _А надо бы на ласки._



Мы распыляем жизнь на сумрачную скуку,

На "имидж" и "престиж", ненужную науку,

На ложь и хвастовство, на дармовую службу.

На что мы тратим жизнь?...



  _А нужно бы на дружбу._



Куда-то всё спешим, чего-то добываем.

Чего-то ищем всё - а более теряем.

Всё копим: золото, тряпьё и серебро...

На что мы тратим жизнь!



  _А надо б на добро._



Волнуемся, кричим, по пустякам страдаем.

С серьёзностью смешной вещички выбираем.

Но сколько не гадай - всё выберешь не ту.

На что мы тратим жизнь...



  _А надо б на мечту._



Боимся радости, боимся верить в сказки,

Боимся и мечты, и нежности, и ласки.

Боимся полюбить, чтоб после не тужить...

На что мы тратим жизнь?!



  _А надо просто жить!_

     






Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1041 : 17 Июнь, 2019, 22:49:18 pm »
Мама не любит папу. Папа не любит маму.
Я подрасту и тоже любить никого не стану.
Ночью опять ругались. Думали, я не слышу.
Ветки в окно стучались, дождик стучал по крыше, мне было очень страшно.
Я потихоньку плакал.
Не помогала даже плюшевая собака.
Как-то уснул.
Приснилось, что у нас всё нормально.
Мама опять влюбилась в папу, а папа — в маму.
Мы все втроём гуляли.
Стихли и дождь, и ветер.
Мамочка обнимала папу, смеялись дети и щебетали птицы.
Лето, июль в разгаре.
Это мне только снится.
Утро в осенней хмари, мама звенит посудой, кажется скоро завтрак.
Снова не вышло чуда.
Может быть, выйдет завтра?!
Папа придёт с работы, вкусно пахнёт морозом.
Он принесёт мне тортик, маме подарит розы.
Мама наденет платье, ногти накрасит лаком,
сядем за стол, захватим плюшевую собаку,
будем есть торт, петь песни, будет совсем не страшно.
Нужно петь песни вместе, это предельно важно!
Нужно смеяться громче и обниматься чаще.
Чтоб сыновьям и дочкам не было ночью страшно.
Чтобы под одеялом, крепко прижав собаку, дети бы понимали, что им не нужно плакать.
Чтоб не услышать фразу детскими голосами:
«Я подрасту и тоже любить никого не стану!»
____________________
© Мальвина Матрасова

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1042 : 18 Июнь, 2019, 11:29:13 am »
«Я РАСКРЫЛ СЕКРЕТ, ТЩАТЕЛЬНО СКРЫВАЕМЫЙ СИСТЕМОЙ»
(письмо мужчины, прожившего 30 лет в браке)
 
Парусник беспомощно замирает без ветра в парусах. Автомобиль глохнет без бензина. И даже у сильных женщин кончаются силы.
Мир в семье, несравненно лучше глупой мужской справедливости. Прожив уже скоро как 30 лет семейной жизнью я начал догадываться, что женщины это другой тип жизни.
 
Меня обманывали. Обманывали в школе, обманывали на работе. Запудривали мозги книгами, телевизором. Вводили в заблуждение даже родственники и дедушки. Я вырос в иллюзии, в странном времени эмансипации и матриархата. Меня обманули и я повёлся; поверил, что женщины такие же, как и мы - мужчины. Они также могут ходить в джинсах и кроссовках. Быть руководителями, директорами школ и отличными водителями. Всё сходилось. Просто чуть-чуть другая физиология. Просто рост немного ниже, а внешность красивее.
 
Я раскрыл секрет, тщательно скрываемый системой. Мы разные. Оказывается, на планете параллельно сосуществуют две формы человеческой жизни. Мужская и женская.
 
Они другие. Они функционируют на очень странном принципе. Недоступным нашему пониманию. Но лучше и не пытаться понять почему же так устроено. Лучше проверить это в своей семье.
Женщины работают на внимании, заботе от мужа. Их батарейки заряжаются от ласковых слов и молчаливых искренних обниманий любимого, идущих из печёнок. Они становятся неутомимыми генераторами от простых слов. Ты у меня единственная и у меня нет другой женщины. Ты прекрасная мать наших детей, я так рад, что встретил тебя в жизни. Ты самая лучшая. Как же вкусно ты готовишь, моя ласковая красавица.
 
Ветер наполняет паруса бригантины, на засохшую землю падают живительные капли дождя, так оживляют простые слова уставших, измотанных повседневной семейной рутиной жён.
Я долго не мог понять, что справедливости в семейной жизни нет. Мужчина живёт принципами в отношениях - око за око, зуб за зуб. Если измученная жена подходит к мужу и начинает его грызть, сверлить словами, цеплять упрёками. Отравлять ядом своих эмоций, сносить с ног своими невероятными обвинениями, укорами. То это не означает что на нас напал враг. Это означает, что не нужно отвечать ударом на удар. И ни в коем случае. Внимание! Ни в коем случае нельзя вступать в перепалку. Всё равно проигрыш обеспечен.
 
Это просто сработала сигнализация – топливо закончилось. Батарейки разрядились. Срочно заряди меня, мой спаситель, мой любимый. У меня больше нет сил жить, без твоих ласковых слов, без твоей поддержки. Я вяну, у меня опускаются руки. Я невольно превращаюсь во что-то неприятное. Всего полчасика прогулки, по заснеженным дорожкам, вместе с тобой под ручку. Всего несколько минут твоего внимания. Выслушай мои тревоги и волнения, скопившиеся за день. Только пожалуйста не перебивая, не споря.
 
Ударили по левой щеке, подставь правую. Справедливости нет. Пришёл с работы вымотанный в усмерть. Принёс деньги, и получил очередной скандал. Хочется конечно, по справедливости ответить. Как минимум гордо замолчать и страдать в одиночестве. Я так и делал и ошибался.
 
Нужно же жить по принципу - Летели два крокодила один зелёный, другой направо полетел. Жена начала буравить, язвить – значит пришло время всё бросать и срочно идти её обнимать. Говорить в сотый раз – Какие у тебя красивые глаза, душа моя. Говорить, искренне выкладываясь по полной. Халтура не проходит. Слова для отмазки вызовут лишь ещё большую бурю. Что в переводе с женского означают – Не верю. Попробуй ещё раз. Попробуй ещё раз пожалуйста! И ни в коем случае не заткнись. Хотя именно так женщина и может ответить.
 
Надо идти напролом, врываться в огонь её негодования и спасать любимую, спасать мир в семье ласковыми словами, нежными поглаживаниями по голове. С таким же чувством, как успокаивают маленького сына, забирая все его тревоги.
 
Справедливости нет. Есть две разных формы жизни. Есть странные, необъяснимые действия, которые приводят семью в гармонию. Странные для мужчин, понятные и простые для женщин. Но переводчиков нет. Большинство пребывают в иллюзии. Большинство продолжает видеть в жёнах таких же мужчин только с чуть другой физиологией. Продолжают относиться к жёнам не как к дочкам, слабым и хрупким, (несмотря на их зашкаливающую эмоциональную силищу), а как к мамкам. Вырос, повзрослел. Ушёл от мамы и взял в жёны вторую мамку только помоложе, но с теми же функциями. Функциями домработницы и источника удовольствия когда приспичит.
 
Даже у сильных женщин кончаются силы, даже крепкие семьи дают течь. Если забывать заботиться о цветах они вянут. Умирая, они зовут на помощь. Они жаждут живительной влаги ласковых слов, комплиментов, знаков внимания. Времени, внимания, которое полностью сосредоточено на них.
Я был захвачен в плен семейной жизнью, захвачен на 30 лет. В плену у меня родились семеро детей. За это время я смог выучить непонятный язык. Язык, на котором общается параллельный мир женской цивилизации. Смог изучить их обычаи и нравы.
 
Ветер наполняет паруса бригантины, на засохшую землю падают живительные капли дождя, так оживляют нежные, искренние слова уставших, измотанных повседневной семейной рутиной жён. Только нужно чтобы слова мужчины не расходились с делом. Только тогда они будут иметь силу.
 
Володар Иванов

Оффлайн Петрович 2

  • Годы быстрые катятся с горки . . . уже восьмой десяток заканчивается
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 16285
  • Сказали спасибо: 930
  • http://dv0r.ru/forum/index.php?topic=5703.0[IMG]ht
Re: Болталка
« Ответ #1043 : 18 Июнь, 2019, 14:53:34 pm »
    Только нужно чтобы слова мужчины не расходились с делом. Только тогда они будут иметь силу. 

  А это самое главное!

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1044 : 04 Июль, 2019, 00:05:21 am »
Светлана Чеколаева

Надевайте красивые вещи,
Не ищите особый повод.
Пейте вина и жгите свечи,
Обнимайте того, кто дорог.
Не играйте с судьбою в фанты,
И не думайте: быть? Не быть?!
Вы сегодня живите. Завтра
Может просто не наступить!

===================
Брусничный пирог, чай, варенье с малиной.
С мамой сидим в ее теплой гостиной.

/Мамочка, мама! Я очень скучаю!../
А вслух: «Пирога? Может быть, еще чаю?

Сахар? Лимон? Дашь рецепт? Очень вкусно!»
/Мамочка, мама! Быть сильной – искусство!/

Спрячу я слезы за псевдо улыбкой.
/Мамочка, мама! Все в жизни так зыбко!../

Как у нас с мужем? Все так, как мечтала!
/Мамочка, мама! Ах, если б ты знала!../

Внуков? Подарим! Быть хочешь бабулей?
/В этом вопросе все сложно, Мамуля!../

Дела на работе? Тут премию дали.
/На днях сократили. А проще – «убрали»/

На маму смотрю… Голова вся седая.
«Ты у меня, как всегда, молодая!..

Мам, ты прости, завтра вновь на работу.
Но обещаю, приеду в субботу!..»
_______________________________

Дочь за порог. Ну, а маме не спится.
Слезы дрожат на пушистых ресницах.

Вот и она, чтобы сердце не ранить,
Также когда-то врала своей маме.

===============
Я в душе до сих пор наивная,
Верю в сказки порой Волшебные...
Если спросят меня: Ты счастливая?
Я отвечу: ну да, наверное! ♡♡♡
Мое счастье — оно, как бабочка,
Очень легкое, разноцветное...
Хоть и кажется, что обманчиво,
Я на жизнь и Судьбу не сетую!
Я счастливая! Да, счастливая!!!
Небесами с жизнью венчана.
Пусть в душе до сих пор наивная,
Но... счастливая все же Я ЖЕНЩИНА!!!

===================
Доктор, скажите: Вы лечите душу?
Что, значит, нет? Вы еще не смотрели!
Надо проверить, пощупать, послушать,
Ну, а потом уже выводы делать.

Что Вы заладили в тон попугаю:
«Я же не Бог. Время раны врачует».
Доктор, лечите! Я вас умоляю!
Сможете вы, я как пес, это чую!»

Я вас прошу не давать мне советов -
Мне ни к чему эти глупые фразы.
Сделайте дело: разрежьте, зашейте,
Но удалите внутри метастазы.

Больно не будет! Прошу Вас, не смейтесь.
Сильная. Выдержу. Так Вы и знайте!
Что у Вас есть? Коньяка – граммов двести?
Это спасет?! Ну, тогда, наливайте!

Доктор, Вы правы: от боли не скрыться.
Душу лечить – это просто нелепо.
Время придет, и она возродится!
Как птица Феникс. Воскреснет. Из пепла.

==========================
Несите с достоинством данный вам крест,
Верьте в себя, как бы ни было худо.
Вы, знаете?! В жизни так много чудес,
И вы есть то самое светлое чудо!

=====================
Здравствуй, счастье! Я к тебе с вещами.
Да, я знаю, очень долго шла.
После стольких жизненных скитаний
Наконец-то я тебя нашла!
Сколько раз маршрутом ошибалась,
Не по той тропе держала путь.
Но ты видишь, счастье? Не сломалась,
Сердце невозможно обмануть.
Так бывало, что и обжигалась,
Но все так же свет в себе несла,
Падала, и снова поднималась,
Даже если двигалась едва.
Были за спиною кривотолки,
Но мне это горе не беда.

Слышишь, счастье? Я к тебе надолго.
Может быть, останусь навсегда!

Оффлайн ckokoko

  • РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
  • Почетный написатель
  • *****
  • Сообщений: 5084
  • Сказали спасибо: 299
  • Наталья
Re: Болталка
« Ответ #1045 : 21 Июль, 2019, 15:55:22 pm »
Ангелам не место в метро (рассказ)

– Ты тоскуешь по дому?
– Нет, – но между буквами твёрдого «нет» слышу смущённое «да».
– Расправь крылья.
– Говорю же – нет!
– А если волшебное слово скажу? – шепчу я, как заговорщик, наклоняюсь к Ане и легонько обнимаю за плечи, а она в ответ улыбается. Знаю, спина у неё опять болит, и крылья затекли ужасно, но на губах и в глазах такая улыбка, хоть весь мир ею освещай. Да что там мир... И на другие миры останется про запас.
Она чуть заметно кивает головой. Солнце встаёт за окном её каморки, расширяя комнату до размеров уютной такой, но всё же планеты. Жёлтые цветы на обоях тянутся лепестками во все стороны, стараясь походить на звёзды. Пахнет жжёной звёздной пылью. Или мне всё это кажется из-за яркого рассвета.

Помогаю Ане снять куртку, а затем и клетчатую рубашку и не могу сдержать горестного вздоха. Крылья тонкие, почти прозрачные, половины перьев нет, а те, что остались, выглядят ничтожно.
– Ангелам не место в метро, а ты вечно там пропадаешь! Лучше б крылья размяла, а ещё бывшая небесная работница, – ворчу я, не в силах справиться со злостью в голосе, но всё же как могу аккуратно расправляю ей оперение. – Ты хоть помнишь, кто ты?
– Помню, как такое забудешь, – миролюбиво отвечает Аня. – И ангелы, кстати, бывшими не бывают, просто иногда меняют место жительства. Как ты меня назвал вчера, когда мы спорили? – внезапно спрашивает Аня, прищурившись, чтобы не выдать лукавства. Уверен, прозвище это она запомнила, но хочет, чтобы я повторил его вслух.
– Дочь ветра, – отвечаю я, готовый хоть тысячу верить её забывчивости, лишь бы порадовать и по возможности отвлечь от боли в спине. «Дочь ветра», – повторяю я в мыслях. Очень ей подходит. Летит куда хочет, и никто для неё не начальник, кроме собственного сердца. И я всерьёз боюсь, как бы сейчас она не испарилась вновь – дарить кому-нибудь очередное чудо.
Мы молчим и смотрим в окно. Оно распахнуто настежь, хоть рассветное небо обещает дождь.
Аня всё никак не может надышаться после долгого дня и не менее долгой ночи, когда мы брели до её дома через полгорода.
– Знаешь, почему я больше всего люблю бывать в метро? – ломает Аня тишину внезапными словами. – Потому что там я нужнее всего. Не на небе, где таких, как я, не сосчитать. А под землёй, где нет ни солнца, ни воздуха, ни радости. В метро раненые души видны сразу, и я помогаю им тут же, на месте, как умею. Знаешь, вчера случилось чудесное, – вспоминает вдруг Аня, и крылья её трепещут, как у взволнованной птицы. – В переходе на Садовой из сумки выпал кошелёк. Уронила старушка – божий, конечно, но всё же одуванчик. Я увидела это, а вместе со мной увидел ещё один... Небритый, хмурый, ботинки нуждаются в ремонте, а на сердце места свободного нет от прорех. Он подобрал его, и в глазах мелькнула жадность. А потом поймал мой взгляд, а я поймала тонкую и почти незаметную тень его души. Глубокой, бездонной и приторно горькой. Он догнал рассеянную даму и вернул ей находку, хотя у самого желудок сводило от голода. Та растерялась, конечно, трясла руками и лепетала благодарности. Парень сделал вид, что ему всё равно, и ушёл. Но знаешь, что-то изменилось.
– Тебе почудилось, – шепчу я, сам себе противясь.
– Не почудилось, – перечит Аня, выглядывая в окно и подставив лицо своевольному отцу – ветру. – Иногда, вернув чужую вещь или подарив улыбку, можно и душу чужую пробудить случайно. Невзначай, но навсегда и окончательно. Иначе кто мы – и что будет, если позволим душе стать чёрной? Свалимся вниз, подняться не сможем, и не видать нам неба даже во сне, – последнее Аня шепчет, как самое худшее из всего, что возможно.

Аня глубже высовывается в окно, и через мгновение прозрачные капли падают с неба на землю и ей на лицо. Испугавшись, я крепко хватаю её за талию. Шепчу Ане: «Чтоб ты не упала». Хотя сам понимаю – уж она-то сумеет подняться, даже если рухнет вниз. Вдыхаю молочный запах её кожи и лёгкую нотку духов. Хоть она и ангел, но всё же девушка, и это радует меня, как ребёнка.

Я молчу. Все слова кажутся циничными, когда, прикрыв голубые глаза, на мир смотрит ангел. Не мифическое существо из далёкой сказки, а девушка из плоти и крови, что предпочла помогать людям, хотя могла бы вместе с остальными крылатыми наблюдать с высоты. Ведь насколько мало их меняют крылья на ноги, а пьянящий воздух неба – на смрад больших городов? И вот одна из этих единиц стоит рядом со мной, радуется дождю, расправив мертвеющие крылья, открывает глаза и смотрит небесными глазами ласково и любя – и ради чего? Ради того, чтобы старушка в метро прослезилась, а небритый парень вспомнил о душе.

Аня счастлива. Счастлив и я, глядя на неё. Её крылья расправлены, перья трепещут на ветру, и, хоть местами на них проступает кровь, они такие красивые... Всё плохое отходит на второй план. Всё неважно, пока есть любовь. Всё неважно, пока дочь ветра готова протянуть тебе руку помощи.

Автор: Эким Кедэри

 

TinyPortal © 2005-2019