Войти или зарегистрироваться

16 Ноябрь, 2018, 14:23:48
  Форум Помощь Календарь Войти Регистрация  

Страниц: 1 ... 35 36 [37] 38   Вниз
 
Автор Тема: Болталка  (Прочитано 120959 раз)
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.
тИгРА
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 97
Online Online

Возраст: 53
Расположение: Московская область
Сообщений: 15359


Ирина,Тверская область


« Ответ #900 : 25 Октябрь, 2018, 08:10:37 »

Спасибо,Наташ. Очень трогательный рассказ.
Записан
rella
Заслуженный ветврач Подворья
Глобальный модератор
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 1032
Offline Offline

Возраст: 55
Сообщений: 7696


ветврач Евгения


« Ответ #901 : 25 Октябрь, 2018, 10:49:34 »

     Благодарность.
      Уже с утра солнце жарило нещадно, а к полудню оно и вовсе вознамерилось расплавить белесое, выгоревшее небо. Ольга сидела в огороде, в душной тени за теплицей и, лениво отмахиваясь от редких комаров, ждала, когда большая, выкрашенная синим, бочка для полива наполнится водой. Давление в водопроводе даже сейчас, днем, оставляло желать лучшего, а к вечеру воды может и совсем не быть. И, если сейчас не нальешь, то чем спасать от зноя овощи, заметно привядшие на таком пекле, хоть те же огурцы, уже прячущие в буйных колючих дебрях первые хрустящие зеленцы.
      Бочка уже почти наполнилась, когда, распугивая кур, в огород прибежала младшая дочка. Ольгина почти точная, только уменьшенная копия. Такая же светленькая, волосы выгорели почти до белизны, фигурой тяжеловатая, но не от избытка жира, а от природной широкой кости.
      Катерина уже перешла в пятый класс и старалась выглядеть по-взрослому, но тут не сдержалась, волосы растрепаны, глаза светятся радостью:
      - Мама, мама, там тетя Марина с дядей Витей приехали. И Оксана. Они тебя зовут. Я их в дом приглашала, а они не идут. Им тебя надо.
      Ольга завернула кран и пошла встречать гостей.
      Подруга по институту вышла замуж в соседний районный городок, и виделись теперь они редко, чаще перезванивались.
      Супруги, оба в шортах и футболках, ждали Ольгу возле вишневой десятки, упорно не желая заходить в дом. Марина в таком виде, благодаря по-девичьи стройной фигурке с тяжеловатой грудью, смотрелась замечательно, а ее муж, владелец небольшой фирмы, успевший на четвертом десятке обзавестись солидным брюшком, выглядел весьма пародийно.
      - Ольга, ну, где ты там? - Нетерпеливо взывала Марина, притопывая на асфальте ядовито - розовыми пляжными стланцами - и, едва дав подруге приблизится, быстро чмокнула ее в щеку. На Ольгу пахнуло дорогим дезодорантом. - Ну-ка, собирайтесь немедленно. Мы нарочно за вами заехали. Поедем купаться! Воскресенье же! А то, я тебя знаю, сама ты ни за что не выберешься. И ребенка вынуждаешь плескаться в вашем лягушатнике. - Марина тряхнула темными кудрями и, встав по стойке смирно, высоко вздернула подбородок. - Торжественно клянусь доставить тебя домой за полчаса до вашего скаженного стада. И не спорь мне! - Звонкий голосок прозвенел металлом.
      Дочка, стоя за спиной у Ольги, незаметно, но очень настойчиво дергала ее сзади за блузку и шипела умоляющим тоном:
      - Мам, ну, мам, ну, поехали! Ну, ведь на машине же! Ну, ведь с Оксанкой же!
      И Ольга сдалась. Действительно, сама бы она вполне бы могла обойтись без такой городской роскоши, как пляж.
      Лихорадочное метание по дому: молока кошке плеснуть, пестрый закрытый купальник, засунутый за ненадобностью далеко на верхнюю полку отыскать и надеть, большое полотенце в черный пакет сунуть, покрывало с кровати на веранде сдернуть и туда же..., курам зерна сыпануть, газ и воду проверить. Напоследок, выложила из кастрюльки десяток вареных яиц и в миску - молодой, еще мелкой, картошки в мундирах. Как знала, (хотела вечером окрошку делать) не забыв запастись караваем ржаного хлеба, (ладно, что успела в магазин утром сбегать) и спичечным коробком соли. Забежала в огород, нарвала первых огурчиков и пучок молодого душистого укропчика.
      И, наконец, плюхнулась в машину на заднее велюровое сиденье, демонстративно выдохнув. Ее Катерина, тоже с пакетом, уже сидела там. Девочки дружно и оживленно что-то рассматривали на мобильнике у Оксаны.
      Виктор снисходительно улыбнулся, поймав в навороченном, с часами, зеркале заднего вида Ольгин немного растерянный взгляд и мягко тронул машину.
      Ненавистный Петлюра жалобно голосил из динамиков о тяжкой воровской доле, Марина, полуобернувшись с переднего сиденья, рассказывала последние новости. Машина почти летела по широкой трассе.
     
      Оставив "десятку" на импровизированной стоянке, плотно заставленной разнообразными транспортными средствами, компания спустилась с засаженного молодым сосняком холма, к широкому речному затону. На узком прибрежном лугу, редко поросшем ивняком, почти под каждым кустом располагалась компания. Дальше следовал примерно метровый обрывчик, пара-тройка метров песчаного пляжа и манящий водный простор.
      Все приличные места были, естественно, заняты, поэтому расположились метрах в десяти от спуска к воде, расстелив покрывала на основательно вытоптанной траве.
      Ни Ольга, ни Марина, ни, тем более, Виктор, не были любителями барахтаться в общей куче и поэтому все втроем уплыли далеко на середину затона и, лежа на спине, долго качались на мелких волнах. Девочки плескались у берега, в особом присмотре не нуждаясь. Обе держались на воде уверенно и клятвенно обещали далеко не заплывать.
      Усталые, довольные и счастливые все вернулись к своему месту, достали из сумок еду и принялись с аппетитом перекусывать, причем Катя и Ольга налегали на городские деликатесы в нарезке и вакуумной упаковке, а горожане отдавали предпочтение простой деревенской пище. Виктор даже укроп весь сжевал, только белые корешки оставил. Ему приходилось довольство-ваться сегодня только минералкой, за рулем как-никак, а многие другие компании изрядно прикладывались к спиртному. И как только лезет на такой жаре!
      То в одном месте, то в другом раздавался явно нетрезвый хохот, а кое-где и нестройное пение по куплету от каждой песни, редко второй вспоминали.
      Виктор тщательно намазался кремом для загара и лег, накрыв лицо соломенной шляпой.
      - Все! - устало заявил он, - после сытного обеда, по закону Архимеда полагается... и сам договорил через продолжительную паузу, - поспать.
      Ольга, положив голову на сплетенные пальцы и раскинув локти в стороны, блаженно смотрела в небо. Нарочно легла так, чтоб солнце в глаза не светило. Там, в недосягаемой высоте, проплывали легкие облачка, постоянно меняющие свои причудливые формы.
      - Правильно Марина говорит, - думала она. - Сама бы я ни за что сюда не приехала. И могут же люди вот так, ни о чем не думая, не заботясь и никуда не торопясь отдыхать на пляжах! Вот и я лежу как дачница, какая.
      Девочки вновь убежали к воде. Марина полежала немного, приподнялась, ища взглядом зеленую купальную шапочку дочери. Нашла, успокоилась, и уже приготовилась вновь опуститься на покрывало, как ее внимание привлекла плотно стоящая кучка народа у самого уреза воды. Их там было уже человек десять, и один парень призывно махал кому-то рукой. Ее тоже разобрало любопытство.
      - Оль, пошли, посмотрим, чего они там?
      -Да, ну! Лень!
      - Ну, пошли, что мне одной что ли? Заодно еще раз окунемся и девочек из воды выгоним. Они уже посинели, наверное, дорвались до купанья. - И окликнув спящего мужа: Вить, мы купаться, - быстро засеменила к берегу.
      - Угу. - Сквозь сон проворчал он.
      Ольга, чуть отстав, неохотно поплелась за ней.
      Когда они приблизились, количество народа в куче было уже около двух десятков, в основном дети и подростки. Марина, привстав на цыпочки, еще с обрывчика старалась высмотреть, чего же они такого нашли.
      На песке, в середине кучи неподвижно лежала женщина.
      - Ничего себе! - Воскликнула она. - Ольга, там утопленница! Ты когда-нибудь настоящих утопленников видела? Пошли скорее, посмотрим. - И, схватив подругу за руку, потащила ее за собой.
      Молодежь стояла неподвижно, вполголоса переговариваясь.
      - Ну-ка пустите! - потребовала Марина. Перед ними послушно расступились.
      Утопленница, молодая, полноватая дамочка в ярко-красном бикини, лежала разбросав конечности и признаков жизни не подавала. Одутловатое некрасивое лицо с чернотой от размытой туши вокруг закрытых глаз и дряблое целлюлитное тело уже синело неравномерно, пятнами и от этого было похоже на большую жабу.
      - И давно она? - спросила Ольга, конкретно ни к кому не обращаясь. Ей ответило сразу несколько голосов
      - Да вот только что, пару минут назад, пацаны вытащили. Ныряли и наткнулись.
      - И какого рожна все стоят, смотрят?
      - Так чего? Она уже того...не дышит.
      Ольга присела около женщины. Безуспешно потискала мокрые и холодные запястья, пытаясь обнаружить пульс, потом большим и указательным пальцами стиснула шею над кадыком и к своему удивлению ощутила слабое, с перебоями, трепетание сонной артерии.
      - Марин, - немедленно вскинула она голову, - а на шее-то пульс есть, между прочим. Попробуем?
      - Давай! - отозвалась подруга. - А ну, разойдитесь, дайте места. - И, как девочка, зачурала: Чур, я массаж сердца делаю.
      - Ладно. - Обреченно согласилась Ольга и, встав на колени, быстро нагребла валик из песка, чтоб можно было запрокинуть утопленнице голову.
      Теоретически подруги знали технику реанимации, но на практике встретились с таким делом впервые.
      Ольга низко наклонилась к лицу женщины, и ее резко опахнуло таким алкогольным амбре, что все, недавно съеденное, встряхнулось в желудке в попытке покинуть его.
      - Да она пьянущая! Как хочешь, я рот в рот ей не смогу, от нее перегарищем прет, задохнешься! - и решительно запечатала утопленнице рот своей ладонью, поджав заодно подбородок, чтоб челюсть не отвисала и зря воздух не терялся. Очистила ей нос от песка и слизи, скомандовала:
      - Все, пошли! - И начала четкий ритмичный посекундный отсчет: Раз, два, три, четыре, пять! - удовлетворенно отмечая, что Марина, повинуясь ее команде, резко давит на грудную клетку в области сердца. На счет "пять" Ольга набрала полную грудь воздуха и выдула его в нос пострадавшей. Не с первого раза, но заметила, что грудная клетка утопленницы поднимается, значит, воздух все-таки попадает в легкие.
      - Раз, два, три, четыре, пять!... Раз, два, три, четыре, пять!...
      Сколько времени все это продолжалось, сказать трудно, и единственным изменением был только пульс, ставший более четким и ритмичным.
      Толпа безучастно стопталась вокруг, и Ольга не выдержала:
      - Что стоите, пялитесь! Смотреть, так все, а помочь некому!
      И через минуту увидела, что уставшую подругу кто-то сменил.
      Потом она безуспешно пыталась вспомнить, кто же это был, и не могла.
      Да. Мужчина. Сильные, уверенные жилистые руки с кривой синей наколкой "Валя" на левой кисти, лежащей на груди сверху. И... больше ничего. Молодой? Старый? Брюнет? Блондин? Только его руки и все! Потом его вновь сменила отдохнувшая Марина.
      Они уже хотели бросить все и расписаться в собственном бессилии, когда утопленница вдруг поперхнулась, слабо кашлянула. Мужчина немедленно рванул ее набок и через свое колено лицом вниз, резко хлопнув ладонью меж лопаток. Она закашлялась, изо рта и носа потекла вода и она ...раздышалась.
      Марина, привалив ее спиной к себе, помогла ей принять полусидячее положение.
      Женщина хватала ртом воздух, кашляла, шлепала губами и то открывала мутные, ничего не соображающие глаза, то жмурилась, находясь в полубессознательном состоянии. И Ольга сделала естественное и единственное, что могло здесь и сейчас привести ее в чувство - нахлопала дамочке по щекам.
      Страдалица сначала вздрогнула, повела выпученными глазами уже вполне осмысленно, а потом, немедленно и очень громко, разрыдалась.
      Вот тут и появились ее родственники. Две предпенсионные толстушки: одна в купальнике, другая в распахнутом турецком халате и с ними лысый, как шар, усатый мужчина в полосатых семейниках. Все изрядно подшофе. И все они в три голоса яростно заорали:
      - Да что хоть вы, паразитки, делаете? Да как вы смеете ее бить! Вы совсем с ума сошли!
      Подруги опешили, почти одновременно поднялись, так как их, в трое рук, отталкивали от пострадавшей.
      - Наверное, точно с ума сошли. - Усталым и обескураженным голосом констатировала Марина. - И надо нам это было?
      - Пошли отсюда, - выдохнула Ольга и брезгливо, с силой вытерла губы, пытаясь содрать с них невидимую пленку.- Теперь они, в принципе, уже могут ее забирать. Оклемалась. И надо же лазить всем алкашам в воду!
      Отойдя в сторону, обе долго и тщательно умывались, но войти в реку не решились ни одна. Потом сконфуженно ушли к своему биваку.
      Марина немедленно растолкала Виктора, все еще продолжавшего сладко спать и начала с жаром, возмущенно рассказывать ему все, что только что произошло. Девочки, восторженно хлопая глазами, сидели рядом.
      Несмотря на жару, Ольга куталась в покрывало. Ее начала колотить крупная дрожь. Виктор, сочувствуя, накинул ей на плечи свое махровое полотенце, отдав покрывало жене, тоже находившейся в полушоковом состоянии и со знанием дела, успокаивал обеих:
      - Ничего, это просто отходняк пошел. Перенапряжение нервное. Вам бы с Мариной сейчас по стакану не помешало бы... Стресс снять. Ведь не каждый же день утопленников отхаживаете.
      Женщины возмутились одинаково яростно:
      - Выдумал тоже! Мы от этой алкашки сейчас надышались, завтра похмелье, наверное, будет. Мы свое дело сделали, а они как хотят.
      - Могли бы вообще-то и поблагодарить! - с тяжелой, угрожающей укоризной произнес Виктор.
      - Да ну их! Чего на пьяных дураков внимание обращать! Главное, успели мы вовремя. Вот остались бы огурцы доедать и все, не откачали бы.
      Купаться уже никто не захотел. Так хорошо начавшийся день был безнадежно испорчен. Они посидели еще около получаса, собрали вещи и гуськом пошли к машине.
      И, как ирония судьбы, напоследок наткнулись на ту самую компанию. Недавнюю утопленницу тоже кутали в одеяло, женщины хлопотали вокруг нее: одна суетилась с большим китайским термосом, другая, сидя рядом, прижимала страдалицу к себе и, утешая, гладила по мокрым, слипшимся волосам что-то вполголоса ей наговаривая.
      Ольга с Мариной переглянулись и почти одновременно презрительно усмехнулись, вполне понимая друг друга.
Записан
Тамрико
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 715
Offline Offline

Возраст: 63
Сообщений: 12944


1


« Ответ #902 : 25 Октябрь, 2018, 12:31:56 »

Женя! У меня ощущение как будто сама рядом с подругами побывала. У тебя писательский дар!
Записан
надюшка
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 184
Offline Offline

Расположение: Саратовская область
Сообщений: 3805


« Ответ #903 : 26 Октябрь, 2018, 12:57:24 »

 Станислав Олефир

ЛЮДИ МУРАВЬИ

Не так давно ученые, которые изучают насекомых, сделали очень любопытное открытие: если какой муравей три раза подряд возвратился в муравейник без добычи, его съедают. Мол, такой рефлекс – тащи добычу до хаты и точка! А не тащишь – погоняй до ямы! Поэтому и бегают, словно угорелые. Жить-то хочется!

А люди? Кто их будет есть? Но хватательно-таскательных рефлексов хватает. Скажем, авиамоторный завод, на двигателях которого летает половина наших самолетов, и где я учился на слесаря. Кажется, на таком предприятии любой винтик на учете. Ан, нет! Рабочий класс этого завода живет такими рефлексами – муравьям не снилось. Без добычи домой – не смей и помышлять! К концу смены все готовят шабашки. Тот отрезает кусок доски, другой алюминиевого уголка, третий заталкивает под одежду рулон миллиметровой бумаги. Да что там бумаги? Даже электродвигатели в трусы прячут. А что в карманах – не смей думать. Оттопыриваются до самих локтей. И все, словно муравьи, тащат, тащат, тащат.

Один я без дела. Может, потому, что всего лишь ученик? Но, скорее, просто некуда прятать. Живу-то в общаге, до родного села больше ста километров. А, как говорят у нас на Украине: «Хорошо красти, есть куда класти».

Хотя, пару раз не удержался. Послали делать уборку в аккумуляторном цеху, на мне тряпичные туфли, а в такой обувке нельзя. Нарядили в новехонькие резиновые сапоги, которые не боятся не только воды, но даже кислоты! Я до конца смены поработал, да так в сапогах в общагу и ушел, а аккумуляторщики, слава Богу, запамятовали. Подержал для страховки за тумбочкой, после увез в село. Дома сказал, что выдали, как спецодежду, но мне оказались большие. Потом папа в этих сапогах даже ездил на областную конференцию и все шутил: «Спасибо Сталину грузину, обул Украину в резину!».

Так шутить было можно. Во-первых, в похвальбу, во-вторых, вокруг все свои. Не станем же мы ябедничать на родного папу?

Когда тащил в следующий раз, даже не знаю, было это заурядное воровство, или демократическая прихватизация? Решило наше заводоуправление менять в общежитии сантехнику. Возвращаемся с работы, а среди двора целая куча ржавых труб, батарей, треснутых унитазов и умывальников. Рядом две ванны. У одной выломан бок, вторая лишь слегка поцарапана. Я с пацанами эту, которая поцарапана, сразу в утайку. На селе испокон веков купаются в тазу или корыте, а здесь такую благодать и на свалку! Договорились с шофером, дождались субботы, да по холодку с этой ванной на вокзал. К счастью, тогда в каждом пригородном поезде имелся вагон-клуб, чтобы читать газеты с журналами, играть в шахматы и шашки. Там никаких спальных полок, одни сидячие, иначе с нашей ванной не развернуться. Уже не помню, брал ли билет на этот поезд, хорошо помню, загрузились лишь, когда проводница отлучилась в соседний вагон за каким-то делом. Возвратилась, а здесь сюрпризный момент – ванна, которая занимает едва ли не половину вагона. Крик, скандал, явился начальник поезда, затем и милиционер. Требуют штраф, пишут протокол, угрожают. Мы-то затаскивали ванну очень аккуратно, а эти обнаружили на обшивке вагона какие-то царапины и написали такое, что впору сажать в тюрьму. Конечно же, требуют платить. К счастью, у меня ни денег, ни документов, вот и записали истребовать все из родного дедушки, который умер три года тому назад. Из моих слов, конечно: «Село Чапаевка, улица Кладбищенская 17. Колотий Дмитрий Семенович».

Чапаевка уже за конечной остановкой, вот начальник поезда с милиционером решили устроить мне веселую жизнь по прибытию на узловую станцию. Я же не доехал ровно один перегон, выгрузился, и на бричке вместе с ванной покатил до хаты.

А через пару месяцев приехавшая в гости мамина сестра тётя Тося рассказала, что ее вызывали в сельсовет и требовали заплатить штраф за какую-то ванну, которую дедушка зачем-то вез на кладбище.

Но самое интересное не это. Самое интересное то, что в тот раз ни один пассажир переполненного вагона не стал на сторону начальника поезда и милиционера. Когда те ушли, я признался попутчикам, что везу ванну всего лишь до предпоследней остановки. Все принялись смеяться и жать мне руку. Помогли выгрузиться, улыбались и махали через окна…

Все у меня и получилось, как в песенке о трудолюбивом муравьишке:

Тащил, собой рискуя,
И вот, гляди ты, смог.
Хорошую такую
Хвоинку приволок!

Дома, понятно, удивились и обрадовались ванне даже больше, чем резиновым сапогам. Поставили на самое солнышко, натаскали из колодца воды и разрешили младшим братьям купаться. Те, хотя, вода еще ничуть не прогрелась, полезли скопом. Визг, смех, крики. Мама возится с ними, а папа устроил допрос, где добыл такую красоту? Похожие ванны раньше были только у дворян. Когда я все рассказал, обнял и прижал к себе…

После таких приключений можно бы и отдохнуть, но где вы видели отдыхающего муравья? Выдергиваю из купающейся компании Эдика с Виталием и в поход. Поход, по сути дела, в никуда. Поиски того, что плохо лежит. А лежит оно, как известно, далеко. То, что близко, давно нашли и надежно припрятали. Поэтому на Руси на требование: «Пойди туда, не знаю куда! Найди то, не знаю что!», богатырь садился на коня и ехал за три-девять земель.

У нас для подобных набегов имеется немецкий велосипед. В войну неподалеку от села разбомбили фашистский эшелон, в котором ехала фельдъегерская команда. Папин друг дед Губарь трофеем и запасся. Папа дает деду взаймы самогонный аппарат, а тот отблагодарил велосипедом. Кто-то скажет, что для деда это сплошное надувательство, но за змеевик к самогонному аппарату папа платил деньги, да еще, в случае чего светит штраф, а все село знает, что велосипед деду Губарю достался задаром. К тому же, мы с Эдиком уверены, что бомба, которой разбомбили немецкий эшелон, попала как раз в переднее колесо этого самоката. Иначе, с какой стати на нем сколько заплат?

С собою берем джентльменский набор добытчиков: мешки, веревки, самодельные ножи, солдатский котелок и бутылку самогона. Самогон дядьке Игнату от нашего папы. Одноногий Игнат его закадычный друг, да и наш с Эдиком тоже. Все лето сторожит на пожарной вышке, хорошо видит, где что уродило, убрали или не очень. Науке известно, старые муравьи, которые уже не способны к добыванию пищи, становятся хранителями запасов, сторожами или наблюдателями. За это их кормят и поят. Дядька Игната, который инвалид первой группы, кормит тетка Тамара, а поит наш папа. Потом переживает, не убился бы со своей вышки.

Хотя, это как уж, повезет. Когда наши войска уже побеждали, и фронт продвинулся к самой Германии, Сталин дал приказ всех, кто с высшим образованием отправить в третий эшелон. Это далеко за линией фронта, там мастерские для ремонта танков и пушек, медсанбаты и пекарни. Папа пекарней и руководил. Бойцов, которые покрепче, ставил таскать мешки, колоть дрова и месить тесто, а слабых и раненных охранять склад с мешками. Чаще других на охрану ставили москвича Серегу. Маленький, худенький, даже удивительно, как таскал ту винтовку? Поэтому и радовался, что попал в третий эшелон.

Однажды ночью, когда уже легли спать, взорвалась лежащая за пекарней бомба и убила Серегу. Она там лежала давно. Саперы оградили столбиками, да так и оставили, а она взорвалась. Папа говорит, может, Серега бросил в нее камушком, может, что другое, но причины так и не узнали. Эта история крепко запомнилась мне с Эдиком. Мы жалели Серегу и, если доводилось найти снаряд или бомбу, обходили десятой дорогой.

Шлях к нашему «Найди то, не знаю что!» проложен через балки. Сплошные подъемы да спуски. На подъемах я кручу педали, а хлопцы толкают велосипед, на спусках все так же на полном ходу Эдик запрыгивает на раму, Виталий на багажник, и катим, даже ветер в ушах. Нам такая езда нравится. Шутим по любому поводу, смеемся, вспоминаем всякие истории. Не успели оглянуться, уже и вышка с дядькой Игнатом. Вручаем ему папину самогонку, наблюдаем, как жадно дядька припал к горлышку, затем выслушиванием сетование на то, что ожил и начал выходить оставшийся с войны осколок. Спасибо, мы выручили! Теперь и болит не так сильно. Затем пошли истории о лисице, которая мышкует на косовище; председателе колхоза, который орет на бригадира так, что слышно на вышке; противотанковом ружье, которое нашли в терновнике…

Наконец, вспомнил о нашей просьбе и рассказал, что три дня тому назад чабаны перегоняли отару овец со второго отделения и остановились со своими овцами на старом косовище. Обычно впереди отары идет козел или пожилой человек, которого овцы знают и в лицо, и сзади. Даже одежды менять не стоит. Идти ему нужно тихо и ровно, чтобы овцы на тебя равнялись. А этот напился и несколько раз падал. От этого овцы забыли всю субординацию и отправились кто куда, а этот лежит. Вот отару и растеряли. На второй день организовали поиски, и нашли двенадцать голов. Заглянули и к дядьке Игнату, интересовались, не видел ли каких овец со своей вышки, и подарили две шляпки подсолнечника. Шляпки большие, семечки крупные. А ведь, вдоль шляха в этом году ни одного подсолнухового поля. Только люцерновое косовище, кукуруза да пшеница, которую давно скосили. Не иначе, как вместе с кукурузой за Кленовой балкой взошли прошлогодние семечки. Теперь подсолнухи перезреют, высыплются и достанутся на корм воробьям да мышам. Кукурузу-то убирают позже.

Кленовая балка почти под Зеленой казармой, туда катить да катить. Но глаза боятся, ноги делают. Крути педали, пока не дали! Говорим «Спасибо!» папиному другу, и на шлях. Снова на подъемах пыхтим от натуги, на спусках орем от восторга.

Наконец и кукурузное поле. Сразу же замечаем выглядывающие из кукурузных зарослей шляпки подсолнечника. Но кто-то здесь уже поработал. Прямо у кромки поля россыпь пустых корзинок. Это очень плохо. Вполне возможно, что срезал корзинки кто-то из колхозников, договорившись об этом с председателем колхоза или бригадиром. Значить, нужно вести себя очень бдительно, срезать и складывать шляпки в мешки, относить в растущую вдоль дороги лесополосу и только там добывать семечки.

Хлопцы с мешками и самодельными ножами скрылись в кукурузе, а я покатил к лесополосе прятать велосипед. Затащил в самую чащу, маскирую сломанными ветками, вдруг замечаю на тропе россыпь мелких катышков. Рядом следы маленьких копыт. Бросаю все как есть и бегом к братьям. В лесополосе пасется то ли овца, то ли коза. Катышки совершенно свежие. Сколько себя помню, мы всегда держали козу. Даже при немцах. Так что свежие катышки от завчеращних отличить умею. Да и Эдик с Виталием тоже. Приготовили веревку, крадемся по лесополосе и вскоре поднимаем двух овец. Прижимаясь друг к дружке, носятся меж деревьев, и никак их не поймать. То, что не домашние, а колхозные Виталий определил сразу же. Те на зов: «Бяша-бяша!» хотя бы повернули головы, а эти никакого внимания. Наконец, мы сообразили перекрыть просвет веревками и скоро обе овечки в наших руках. Привязываем к деревьям, выясняем, что на ушах и боках никаких отметок, и я прихожу выводу, что нужно ожидать до вечера. Если хозяин не появится к закату солнца, значить ничьи. Эдик уверен, что нечего и сомневаться. По дороге сюда мы вспугнули лисицу, не иначе как охотится за нашими овечками. А ведь, здесь хватает и волков! Минувшей зимой они съели путеобходчика. Если бы не мы, ночью обоим овечкам полный каюк. Виталий поддержал меня, затем Эдика, сгонял с котелком в балку, принес воды и поит овец. Пьют, даже трясут хвостами!

Пока суд да дело, решили набрать немного семечек, но заниматься этим уже никакого настроения, ожидать вечера тоже. Сворачиваемся и до хаты. Я по шляху на велосипеде, братья за лесополосой с овцами. Не теряя из виду друг друга, тихонько движемся в обратном направлении. Одна за другой по шляху проехали брички с женщинами, прогудела машина и все. На меня ноль внимания, а братьев с овцами за деревьями не видно. Игнатову вышку минули уже в сумерках, к селу добрались в темноте. Хорошо, у нас прямо из степи можно попасть в сад, а из сада в сарай. Закрыли в нем овец и поход в «Туда, не знаю куда» закончен, а «То, не знаю что» надежно спрятано от любопытных глаз…

Дома рассказали все до капельки. Если что и переврали, только когда рассказывали о пьяном чабане да волках, которые у Зеленой казармы. У Эдика вышло, что они за нами даже гнались. Папа все выслушал и постановил подержать овец пару недель в сарае, если что – сказать, что купили по случаю. Потом уже думать, что делать дальше.

А что думать? Шестеро своих детей, да двое приемных. И всем хочется есть, а мясо пробовали в прошлом году. Вот на стол и пустили.

Осталось сказать, что со временем я стал настоящим охотником. Добывал диких оленей, кабанов, росомах и даже медведей, но вот снежных баранов не получалось. Напарник по охоте Володя Молоков подстрелил больше десяти, а я ни одного. Выбрал этими овцами лимит, что ли?

И еще. Уже взрослым приехал на Украину и узнал, что на моем родном заводе заказов на самолетные моторы поубавилось. Зато освоили выпуск самогонных аппаратов. Приходи к любой проходной, отдай вахтерше сто гривен и через пятнадцать минут тебе вручат изготовленный из нержавейки аппарат. Самогон из него получается крепкий и чистый, как слеза. Я пробовал. Дядьке Игнату он понравился бы тоже.

Кстати, ученые выкладывали на пути муравьев забродившие ягоды голубики, те пили сок и вели себя, как тот чабан, который распугал овец. За это люди издревле называют голубику пьяника или дурниха. Но это далеко не все. Оказывается, муравьи еще и отъявленные наркоманы, при случае отдают жуку лемезухе за дозу наркотика собственных мурашат!

Что же это с нами и муравьями на белом свете творится, Господи?
Записан
тИгРА
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 97
Online Online

Возраст: 53
Расположение: Московская область
Сообщений: 15359


Ирина,Тверская область


« Ответ #904 : 26 Октябрь, 2018, 13:41:01 »

Надя!!!! Смеялась аж в голос!!!!! Ну как все верно да точно написано!
У меня муж почитай всю жизнь на производстве работает.Сварщиком.Так если что с работы не притащит-день прожит зря!  Смех
И папа так же! Да еще был председателем охотничьего общества Wink...Голодными никогда не были ни в какие времена! И мясо и рыба неограниченно! А вот на пенсию пошел-стал инспектором Особо Охраняемых Природных Территориий Смех И сентиментальный до ужаса!!!! Даже во время плановых отстрелов мог животину специально через свой номер выпустить,а потом скажет что не видел, в туалет отошел Улыбка
Кстати! Даже велосипед у меня такой был! Дед трофейный с фронта привез!! Именно убитый в хлам, но удобный! Утром как раз его вспоминала) Ножницы портновские с фронта привезенные,мне достались по наследству) Утром муж с ночной пришел-подарок мне сделал) Наточил, отхромировал. Ржавые совсем были. Хотя смотрелись лучше. Ножницы с клеймом, фирменые...Вот и про велосипед вспомнила. На нем брать потом гонял.А где он сейчас- не знаю. Надо будет у брата спросить.
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #905 : 03 Ноябрь, 2018, 13:59:54 »

МОЙ АЗИАТ 3

СЛУЧАИ НА ВЫСТАВКАХ

Об Очень Самоуверенных (или Собакоуверенных) Владельцах.

И инструкторах, естественно… Лет девять назад это было. На выставке, в околовыставочной атмосфере. Стоит инструктор с группой владельцев и уже отвыступавших на каких-то показательных соревнованиях собачек. Овчарки, ротвейлеры… Тут мимо них идет очень гордый владелец ротвейлера. И так небрежно бросает:
— Да мой пёс лучше ваших всех вместе взятых, он с такого расстояния атакует, он так на задержание ходит… да по сравнению с вашими шавками…
И так далее, и тому подобное.
Инструктор тоже загорелся:
— Ну, давайте пустим.
Пустили. Метров с пятидесяти. Ротвейлер полетел, аж пыль взвилась. Рычит, пена изо рта хлещет… Инструктор уже готовится собачку принять. И тут идёт мимо кобель, не помню, по-моему, это была овчарка, что собака с хвостом — точно. В общем, этот кобель говорит «Гав!» Ни на кого, просто так, от избытка чувств.
Ротвейлер резко разворачивается и атакует… овчарку! И не нужен ему никакой злоумышленник!

В другом случае это были две овчарки, два кобеля одного владельца, работающие в паре и послушание, и ОКД, и цирковую дрессировку, и охрану. Действительно красиво, слаженно, чётко…
Раз пустили на задержание — изумительно отработали. Пускают еще раз по просьбе оператора, снимавшего для какой-то передачи… Команда, собаки рванули… И, не добегая полметра до фигуранта, сцепились. Наверное, выясняли, кто первый фигуранта кусать будет…

ТАК КТО ЖЕ «НЕПРАВИЛЬНЫЙ»?

Джою было года полтора. Мы тогда с ним только начали ходить по выставкам… Сейчас я что-то такого не встречаю, а вот лет десять назад на выставках к владельцам собак служебных пород постоянно приставали разнокалиберно одетые дразнилы (назвать их инструкторами язык не поворачивается) с предложениями от «растравить собачку дешево, у нас лучше всех» до «ваша собака ничего не умеет, хотите — на меня пустите, и она убежит?»
Как-то пристали и к нам с Джоем. У меня опыта тогда было мало, надоел мне этот товарищ, ну, решила пустить пса, просто чтобы липкий тип отвязался. Дело происходило осенью, на улице. Между прочим, Джой до этого никогда на занятиях по защите не был. И вот весь из себя наикрутейший «инструктор» имитирует нападение. Причём нелюбовь к собакам, презрение слышится отнюдь не наигранное. Джой насторожился… напрягся… Подпустил поближе, рывок… а дальше — не просто немая, а глухонемая сцена. Очень довольный собой кобель держит горе-дразнилу за пах полной хваткой. И видно, что без травм, но чувствительно. И гордо так на меня и случайных зрителей косится: «Ну, как я его?»


Джоя командой я сняла, кто-то из опытных собачников тут же сбегал за вкусным подарком, который ему незамедлительно и был вручён как приз — «За посрамление Этого Мерзкого Типа!»
Пока мы бурно обсуждали случившееся, а собачники поопытнее рассказывали всякие нехорошие истории про таких вот дразнил, Этот Тип обрёл дар речи.
Кто угадает, что он верещал?
Верно. Собака идиотская, неправильная, она должна была схватить за подставленный рукав, а она куда, стрелять таких собак надо, и т. п.
Возражать ему никто не стал, мы просто перешли в другое место…

СПАСЛАСЬ

Гуляем с мужем с нашей троицей — двумя взрослыми азиатами, Джоем и Баской, и уже старенькой колли Долли. Зашли на громадный пустырь, постоянное место выгула всех окрестных собак. Редкое явление: никого не оказалось. Баска и Долли идут без поводков — «дамы» вообще неконфликтные, хотя за себя постоять могут. Джой на поводке, ибо характер крутой, хоть послушание и прекрасное. Как говорится, лучше перестраховаться. Так получилось, что мы с азиатами остались с одной стороны больших густых кустов, а шустрая Долька уже давно вперёд убежала.
Вдруг слышим лай, рык — летит к нам наша Рыжая, аки птица, не касаясь земли, а за ней гонится всем известный своим мерзким характером доберман.


У него и хозяева такие же пакостные… кто уж от кого набрался — неизвестно, но, судя по кинологочеловеческому опыту, всё-таки скорее собака от хозяев. И очень его владельцы любят натравливать на беспомощных собак, хозяева которых, если что, тоже сдачи не дадут. А тут вдруг такая оказия! Маленькая старая колли и хозяев не видно. Ну как случаем не воспользоваться?


Со всей доступной скоростью (жить-то хочется, а что будет, если добер её догонит, — ясно всем, и Дольке в первую очередь) Рыжая молнией пролетает сквозь кусты… Взрёвывая от близости добычи, ненормальный кобель в восторге проламывается следом… и видит, что беспомощный рыжий комочек странно-чудесным образом преобразовался в двух громадных чёрно-пегих азиатов. Которые, не произнося ни звука, но зато очень выразительно облизываясь, уже разевают на него пасти…


ТАКОГО выражения морды и ТАКОГО эффектного и эффективного торможения ещё не выразил в киноискусстве ни один создатель кинофильма или мультфильма!!! Передать это словами затруднительно, это надо было видеть. Ноги сработали быстрее мозгов, и, пока доберман осмысливал ситуацию, они начали действовать и включили экстренное торможение. Причём передние лапы застопорились быстрее задних.
В таком зигзагообразном виде, с выражением столбнячного недоумения, каким-то образом он умудрился остановиться буквально в сантиметре от морд Долькиной охраны. И замер.


У нас была задача посложнее — всхлипывая от хохота, не выпустить из рук поводки и не потерять контроль над нашей парочкой. Доберман всё-таки не виноват, что у него хозяин такой…
Тем временем владелец, не услышавший долгожданных воплей жертвы, удивился и прибавил ходу в нашу сторону. Надо сказать, что те самые кусты практически скрывали от него всё происходящее.
Когда оттуда выкатилась в шоковом состоянии его Гроза Двора и, вытаращив глаза от ужаса, заплетаясь всеми лапами, бросилась прочь, физиономия человека приняла удивлённое выражение. В следующую секунду она стала точно как у питомца… Вот уж воистину верна теория о похожести характеров собаки и хозяина. А в чём дело? Просто из кустов вслед за улепётывающим доберманом высунулись две недоброжелательные морды наших азиатов и лисье-ехидная — так называемой жертвы.
Говорят, где-то с год после этого хозяин водил добермана исключительно на поводке…

АРСИК

Жил у нас одно время в аренде кобель азиат. Мы у него были, кажется, восьмые хозяева. И не потому он столько хозяев сменил, что сам плохой. Просто не повезло ему за все годы встретить Достойного Человека. Из-за бесчисленных передряг характер у кобеля сложный, тяжёлый, но злобно-агрессивным он не стал, интеллект сохранил, желание общаться и обучаться не потерял. Хотя сдачи всегда был готов дать, иногда даже заранее.
Мы, в общем, тоже постоянными хозяевами становиться не собирались, после аренды нашли ему того самого Достойного Человека, которого ему не повезло встретить до этого. Но с Арсюшей связано действительно несколько интересных наблюдений и историй.

Когда его привезли, он шатался от голода и действительно не мог двигаться против ветра. Такую степень истощённости собаки мы встретили впервые… Естественно, начали откармливать, лучшее диетическое питание — всё Арсику.
Дали ему гречнево-рисовую кашу с варёной курицей. Ну, кашу худо-бедно он раньше ел и то, что это еда, — понял. А про варёную курицу ему опыт скорее всего ничего подсказать не мог. Или память подвела — когда-то знал, но забыл…
Азиаты вообще большие консерваторы и ко всему неизведанному относятся с превеликой осторожностью, а к еде и подавно.
Стоит Арс над миской, слюна ручьем, в глазах задумчивость…


В соседнем с ним вольере живет наша семимесячная Гуня. И у неё в миске — то же самое. Понятно, щенок, тоже хочется кормить получше, повкуснее. Арсик постоял, послушал чавканье из соседнего вольера… и пошёл туда. Сначала смотрел, как она ест, ибо чёрный кожаный нос доложил ему об идентичности еды. Затем отпихнул Гуньку и сунулся к ней в миску. Втянул запах… Вроде точно — то же самое. Подошёл к самой Гуне, понюхал её мордочку… Бедный щен, озадаченный непонятным поведением взрослого, аж аппетит потерял. И с той же озадаченностью во взоре принялся наблюдать за Большим Дядькой. А кобель пошёл к себе в вольер и ещё раз понюхал курицу в своей миске. Лизнул… Потом опять вернулся к соседке и лизнул курицу у неё в миске. Вышел в выгул и сел. Думает… Сопоставляет… Бедная Гуня, соблюдая всевозможные ритуалы уважения, подчинения и возвеличивания, робко пробралась к своей миске (кушать-то хочется!) и очень вежливо и потихоньку начала поглощать завтрак. Кобель сидит, смотрит, каждый кусок взглядом провожает. Затем, видно, решился — встал, пошёл к себе и всё съел.
Такая история повторялась каждый раз, когда в миске появлялась неведомая Арсику ранее еда.

Обучался Арс очень легко, дело шло ненавязчиво и без малейшего намёка на применение силы. Стоило поддавить посильнее — глаза у кобеля сразу пустые, и в какой момент бросится — непонятно. А что бросится — не особо сомневались, были прецеденты, правда не с нами. Настрадавшийся в молодости, он не допускал ни малейшего намёка на насилие. Так как мы не планировали оставлять кобеля насовсем, доказывать ему, «кто в доме хозяин», смысла не видели. И мы для него вроде как бы не хозяева, да и сам он первый агрессию никогда не проявляет, что просишь — всё делает… Так и общались и обучали — исключительно по договору об уважении личности.
Захотелось как-то мне научить его садиться по команде. До этого его уже обучили необходимым управленческим командам — подзыву, остановке в движении, движению рядом. Ну ещё паре-тройке домашних команд типа «дай лапу», «направо», «налево»… К тому же в отношении меня Арсик проявил недюжинные способности поводыря. И с совершенно неожиданной для него чуткостью и тактом уже на вполне приличном уровне помогал мне передвигаться в каких-либо ситуациях, требующих его помощи как собаки-помощника слабовидящего.
Но при всём при этом «сидеть» не получалось категорически! Учитывая, правда, что механическое обучение отпало сразу. А «за кусочек» (что странно для голодавшего) не получалось, хоть ты тресни! Потеряв лакомство из виду, Арс утрачивал к нему всякий интерес, и классический способ оказался неэффективен. Он не тянулся за куском, не следил, не старался достать, вообще даже головы не поворачивал. Парадокс!


Зазвали в гости друга — инструктора по дрессировке, специалиста по азиатам. Объяснили задачу. Выдали кучу лакомств и Арсика. Предупредили: механически не воздействовать. Ладно, пошли гулять. И заниматься. Инструкторского терпения и смекалки по изобретению нетрадиционных способов хватило примерно на час. Кобель оказался упёртее. Стоит, смотрит: «Что ещё придумаешь?» — но садиться отказывается напрочь. Инструктор в затруднении, я тихо хихикаю. Более опытного и умного коллегу да в лужу посадить — до чего же приятно! Ещё через какое-то время, глядя на меня до безобразия честными глазами, друг заявил:
— Кобель уже старый, на фига его чему-то учить…


И мы трое с чувством хорошо выполненного долга отправились домой.
Тем бы дело и закончилось, если б та же идея не засела в голове у мужа. Муж оказался упрямее, чем кобель и инструктор вместе взятые, и нашёл-таки решение проблемы. Ни мне, ни другу-инструктору не пришла в голову мысль просто-напросто, в прямом смысле слова
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #906 : 03 Ноябрь, 2018, 15:33:40 »

(продолжение)

Ни мне, ни другу-инструктору не пришла в голову мысль просто-напросто, в прямом смысле слова, припереть кобеля к стенке. Подвести задом к стене и по команде «сидеть» начать на него потихоньку наступать, держа на поводке. Естественно, раз отступать некуда и в сторону не свалишь, — Арсик сел. Получил кусочек. Несколько повторов — и команда разучена. А там уже научить «сидеть» по команде вдали от стены или забора — дело одного дня.
Да, нет для профессионала большей радости и гордости, чем ущучить коллегу, друга притом…

НЕ БРОСИЛИ

Близкая подруга попросила выставить её азиатку, уже немолодую красавицу чемпионку, какие сейчас встречаются нечасто, — ум, характер, функциональность и красота — всё в одной собаке!!! Сама подруга поехать не могла, а выставка ожидалась очень крупная, важная, и пропускать её не хотелось. Сука не из разряда диванных — прекрасная охранница, отлично сделана на послушание и по миру с хозяйкой поездила. Меня она знала как облупленную и, когда надо, слушалась по приказу хозяйки… так что проблем не предвиделось. Загрузили её в машину, поехали. Вот тут всё и началось! Собаку, попросту говоря, «склинило». Сидит в машине, смотрит на родные удаляющиеся ворота, а в глазах одна мысль: «Старая стала, больная, не нужна — бросили, отдалии-иии»!
Как мы её ни уговаривали, как ситуацию ни объясняли — не верит. Не кидается, не рычит — просто на глазах гаснет…


Приехали на выставку. На морде Бакши появились уже не столь трагические мысли, возникло сомнение, надежда. «А может, всё же не бросили? Может, просто на выставку привезли? Или бросили, а они со мной сразу на выставку?»
С этим настроением и начали готовиться к показу. Переодеваю собаку в выставочную сбрую, выходим в ринг. И тут Бакшу осенило — так я же её ПРОСТО ВЫСТАВЛЯТЬ ВЗЯЛА!!! (Такое уже было пару раз.) Не знаю, как муж, а я первый раз в жизни наблюдала настоящую полноценную собачью истерику, приключившуюся от радости. Бакша упала, лапами машет (а туша килограммов семьдесят), головой мотает и улыбается. Для не знающих подоплёки — зрелище не для слабонервных. А тут ещё и эксперт приближается…


В общей сложности на осмотр зубов у нас ушло минут десять, против обычных тридцати секунд. Эксперт так вежливо спрашивает:
— Собачка первый раз, да?
А сзади стажёр шипит:
— Какой первый раз, это класс Чемпионов!
Во время движения по рингу тоже весело было… То бежит как надо — красиво так, движения идеальные, хэндлинг — просто блеск. Потом ка-ак подпрыгнет на всех четырёх и давай скакать! Сразу ясно, первого места нам не видать, хоть равных ей в ринге не было.
На моей хэндлерской практике это был первый раз, когда я более чем достойную собаку не смогла вывести на первое место.
Заняли мы второе, проиграв гораздо худшей по всем показателям сопернице, но у которой хэндлинг был на высоте…

«ЭТО НЕ ПУДЕЛЬ!»

Тоже случай с хэндлингом, только на сей раз не с азиатами.
Звонит клиент — выставка через три дня, собака — малый пудель, характер злобный, выставляться надо обязательно, заплатить сулит много. Ладно, и не такое видали, — согласилась. Заниматься стала по три раза в день, благо недалеко от дома. Чувствую, получается. Но как оно на выставке будет — неизвестно. Пуделиха злобно-истеричная, да ещё и избалованная сверх всякой меры.
Приехали на выставку задолго до начала ринга: пусть привыкает, первый раз всё-таки. Сообразив, что хэндлер — существо безжалостное, на собачью истерику и капризы не реагирующее, пуделица начала вести себя вполне пристойно.
Выяснилось, что эксперт — француженка, специалист по породе. Тут настроение у меня ухудшилось. Для цивилизованной Европы понятие «агрессивный пудель» — из области неприемлемой фантастики!


Помолившись всем Богам, оплевав лукавого, вдоль и поперёк высказав подопечной всё, что я о ней думаю, я вышла с ней в ринг… Показ зубов прошёл идеально. Самый трудный по возможной покусачести этап позади. В движении бегали очень долго, аппарат движения эксперт отсматривала более чем придирчиво. В результате всех перестановок выходим в первую тройку. Осмотр в стойке. Пока всё замечательно. Глазки горят, хвост торчком, голова поднята, кураж так и прёт, по команде замерла, даже вручную ставить не пришлось… всё идеально. Позволила себя осмотреть и ощупать…


У меня закрадываются первые нехорошие подозрения. Больно всё гладко! Странно это, как бы не пришлось по большому счёту платить.
Эксперт машет рукой — продолжить движение. Опять долго бегаем, уже втроём. Выходим на первое место. Предчувствия усиливаются, мне становится сильно не по себе. Где же подвох? Опять осмотр в стойке. Вижу, пуделица заводится. Надоело ей. И именно в этот момент эксперт решила что-то уточнить в анатомии и полезла с мануальным осмотром. Уж насколько я была готова к пакости, насколько хорошей реакцией обладаю, но, естественно, именно сейчас перехватить собаку в броске не сумела. Когда пуделиху отодрали от куртки эксперта, бедная женщина посмотрела на разорванный рукав, на дырки в собственной шкуре и произнесла три слова. По-русски. Нет, совсем не те, что вы подумали, и совершенно не те, что произнёс бы отечественный эксперт. Она сказала:
— ЭТО НЕ ПУДЕЛЬ!!!


Судя по ошарашенным лицам её собственного стажёра и переводчицы, раньше она этих слов не знала. Или не произносила по-русски.
Дело было давно, тогда собак за агрессию чаще всего не дисквалифицировали. После бурного совещания ринговой бригады эксперт через переводчика сказала, что, независимо от поведения, исключительная породность собаки никуда не делась, сука изумительная… И отправили нас на второе место.
Меня пуделихе больше провести не удалось, выставлялись мы много, но со сменившим меня впоследствии хэндлером-породником такие истории с покусами случались регулярно.

СПОКОЙСТВИЕ, ТОЛЬКО СПОКОЙСТВИЕ!

Приехали к друзьям-соратникам в питомник среднеазиатских и кавказских овчарок. Сразу пошли смотреть, что где и как доделывается, ну и собак предварительно поглядеть. Серьёзные съёмки планировались на следующий день.
В то время стоял в этом питомнике совершенно изумительный азиат таджикского типа, чёрный как смоль, с небольшими белыми отметинами, — Боссар. Довольно агрессивный, правда хорошо хозяином управляемый. Однако чужих, естественно, не переносит.


Ходим, осматриваем выгулы, вольеры. Зашли в один из пустых выгулов — интересно же, как что сделано. А к тем выгулам примыкает блок вольеров, вроде как на первый взгляд все закрыты. Стоим мы спиной к вольерам, зоотехник — лицом, он рассказывает, мы смотрим, щупаем и вопросы задаём. А лицо у него вообще очень выразительное, да ещё и жестикулирует. Вдруг чувствуем — что-то не то… Лицо у зоотехника такое философски-спокойное становится, голос эмоции теряет, взгляд устремляется за наши спины… и он так спокойно произносит:
— О… Боссар вышел!


…Большей скорости и проворства, наверное, мы бы не смогли развить, предложи нам хоть миллион. Уже потом, отдышавшись, не столько от скорости, сколько от мыслей «а что было бы, если…», спрашиваем:
— А чё так спокойно сказал, на тебя аж не похоже?…
Логика кинолога — железная.
— Если б я эмоции проявил, вы бы точно сначала оглянулись, туда-сюда — время бы потеряли. А так сразу ясно — сматываться надо, вопросы потом.


(с) НАТАЛЬЯ КАРАСЁВА
Записан
Zay
Надежда
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 70
Offline Offline

Возраст: 44
Расположение: Москва, Ново-Переделкино
Сообщений: 5228



« Ответ #907 : 03 Ноябрь, 2018, 15:54:37 »

А где же продолжение? Сами догадаемся?
"... сесть самому"?
Наташа, заинтриговала!
Записан
Zay
Надежда
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 70
Offline Offline

Возраст: 44
Расположение: Москва, Ново-Переделкино
Сообщений: 5228



« Ответ #908 : 03 Ноябрь, 2018, 15:55:51 »

О! Пока писала, Наташа уже вставила продолжение.
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #909 : 03 Ноябрь, 2018, 16:07:35 »

...
Наташа, заинтриговала!

Да не это ограничитель нашей болтовни на форуме. ))) И ведь не сразу говорит, что лимит буковок превышен, а через время. Вот и сижу смотрю по тексту, вроде длинноват, и перепроверяю)))
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #910 : 03 Ноябрь, 2018, 19:04:51 »

От печали до радости - одно лишь мгновение,
Будет всё хорошо, наберитесь терпения.
Не вините других, чтоб в дальнейшем не каяться,
Отпустите и помните - жизнь продолжается!
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #911 : 05 Ноябрь, 2018, 21:41:31 »

Отношение к жизни

Нашу соседку прозвали Эммануэль. Легкая, в шифоновых платьях даже в мороз. Сверху шуба, а под ней почти что марлевка и фиалки с лютиками. Короткая небрежная стрижка, уложенная не то пальцами, не то пылесосом и огромные восторженные глаза, будто у стрекозы. Она была несколько раз замужем и каждый раз счастливо.
Работала косметологом, продавщицей галантереи и учительницей рисования. Постоянно чем-то увлекалась. Осваивала по самоучителю фламенко, искусство каллиграфии, что-то валяла, вышивала, кромсая иголкой картон, и отправляла африканским детям посылки с мягкими игрушками. Занималась всем по чуть-чуть и недолго. Соседи крутили пальцами у виска, мол что с нее взять, ветреная женщина. Беспечная, легкомысленная и глуповатая в том числе.

Недалекая. Живет с котом и сломанным телевизором. Не смотрит новости и не в курсе пожара в Утрехте, уничтожившего консерваторию. Не знает, что во время телемоста Москва-Киев была произведена операция без наркоза благодаря внушению Кашпировского.
Мой папа на дух ее не переносил. Говорил, что не воспринимает людей, слишком часто смеющихся. Скажет «доброе утро», и рот до ушей. Прокомментирует задержку зарплаты и хохочет.

Поскользнется на льду, разбив лоток яиц, опять улыбка. Только что здесь смешного?

Женщины не принимали ее в свой круг. Поджимали губы и прекращали обсуждать развратный Запад и каких-то обывателей. Новогодний наряд Светланы Моргуновой и фильм «Цыган» с красавцем Будулаем. Рецепт салата «пассажирский». Люстру из богемского стекла, пылесос «Тайфун» и дагестанский ковер новых блатных жильцов. Эммануэль не шибко и стремилась внедриться в бабскую компанию. Она постоянно куда-то спешила: на очередное свидание, курсы кроя и шитья или концерт группы «Верасы». Ей не было никакого дела до важных матрон, отоваривающихся на овощебазе.

У соседки никогда не случалось ничего плохого, а у нас то краны текли, то мальчишки стекло разбивали, то полдома косил грипп. Мы верили, что в темном углу сидит бабай, а если не будем слушаться, то нас заберет милиционер или Кикимора. Что жизнь несправедлива и многое нужно терпеть. И только Эммануэль всегда выглядела бодрой, здоровой и веселой. У нее не существовало Кикимор и темных углов. С милиционерами она крутила любовь, грипп лечила красным вином, ничего не терпела и относилась к любым событиям, как к приключениям.

Ее секрет я узнала намного позже и искренне удивилась. Женщина всего лишь по-другому относилась к жизни, и жизнь отвечала ей тем же. Ведь как постелешь, так и поспишь, а как запряжешь, так и поедешь. Она не давала себе скучать, не носила «футболку жертвы», проявляла любознательность и занималась тем, что по душе. Она жила, а мы все только готовились жить. Она ждала от будущего кайфа, а мы – трудностей. Каждый в итоге получал свое.

© Ирина Говоруха
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #912 : 05 Ноябрь, 2018, 22:02:33 »

Записан
тИгРА
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 97
Online Online

Возраст: 53
Расположение: Московская область
Сообщений: 15359


Ирина,Тверская область


« Ответ #913 : 06 Ноябрь, 2018, 14:17:09 »

Когда мне русской женщине хандрить?
Когда болеть и жаловаться, право?
То тороплюсь коней остановить,
То избы полыхают слева-справа.

Так много дел, так много важных дел!
И я спешу управиться быстрее.
Мужик уже давно бы поседел,
А мне не до того, я не умею

Себя жалеть, коль знаю, что еще,
Не сварен суп, не вымыта посуда,
Не кормлен кто-то и не укрощен.
Раз не умею, значит и не буду.

И в окончаньи каждого  из дней,
Где я в который раз недохандрила,
Во много раз я становлюсь сильней,
Сметая хворь своею женской силой.

Галина Черная.

6ноября 2018год.
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #914 : 06 Ноябрь, 2018, 16:15:42 »

СВЯТОША

Как-то раз мне довелось познакомиться с весьма занятным и интересным человеком. Беседовать с ним было одно удовольствие. Кладезь простого деревенского юмора и крестьянской хитринки. На все у него был свой взгляд и свое суждение, которые поражали меня неожиданной яркой стороной. В конце беседы мы расстались почти друзьями. Собеседник настоятельно просил меня, если я окажусь в его деревне, всенепременно заехать в гости. Я обещал. Время шло. Неожиданный приятель стал почти забываться, как по велению судьбы мне пришлось ехать именно в его деревню по каким-то делам. Заехав в селение, я свернул машину к мастерской. Приятель там трудился слесарем, сварщиком и кузнецом ну, в общем, «жнец, кузнец и на дуде игрец» - мастер на все руки. Неожиданно мастерские оказались большими, в несколько зданий. Работа кипела. Туда-сюда сновали трактора, вспыхивали яркие дуги электросварок, ухал пневмомолот кузни.
Где искать приятеля среди лязга и грохота? Обратился к мужику, что возился с разобранным двигателем:
- Слушай, друг, где тут найти Павла?
- Святошу-то? Вон там… в главной мастерской.
- А чего это вдруг его Святошей прозвали?
- А как же иначе? – нехотя ответил мужик, - Не курит, не пьет, деньгу домой несет, не ругается. Святоша и есть. Иди, иди, там его найдешь.
Я недоуменно покрутил головой над неожиданной характеристикой приятеля и направился в главные мастерские. К моему облегчению Павел оказался почти у распахнутых ворот здания. Окликнул его. Он обрадовался неимоверно. Руку жал крепко. Разговорились, благо была минута передыха. Присели на скамью, и потекла неторопливая беседа.
В конце разговора я, смеясь, спросил:
- Павел, а чего это тебя Святошей прозвали?
- Уже донесли. А потому что я курить бросил, пить бросил, деньги на похмелку не даю. Вот мужики от злости и дали эту кличку.
Павел немного помолчал, затем собравшись с духом начал говорить:
Вот не поверишь, буквально несколько лет назад я загибался от пьянки. Я ведь мастер на все руки. Надо что отремонтировать, сварить, отковать, сено привезти, дрова, огород вспахать, трактор свой есть. В общем, без работы не оставался. А плата за все… - бутылка. Тогда у меня все деревенские мужики в приятелях были. А что, работу им сделаю, они бутылку поставят, да со мной еще на халяву выпьют. Мечта, а не работник. Через ту пьянку у меня все кувырком летело. Жена бьется одна по хозяйству. А что я? Привезут меня вечером мокрого, грязного, как рукавицу, а на утро уже под окошками вчерашние собутыльники толпятся, меня ждут. Знают, что, идя на работу, обязательно заверну к кому-нибудь, да выпивкой разживусь, в деревне мне никто не отказывал. Целыми днями такая карусель. Сколь годов так прожил, самому стыдно. Как дети растут, не заметил. А тут еще дурить стал. Жену ревновать начал. Стал замечать, что моя Люда нет-нет да уезжала куда-то из деревни. А, куда ездила не говорит. С пьяных глаз все мнилось, - хахаля завела. Скандалы начались. Однажды обидел я ее, крепко обидел. Обозвал нехорошим словом. Заплакала она, убежала, собрала вещи, детей в охапку да к матери уехала. Обещала на развод подать. На шум соседка баб Маша зашла и пошла меня чесать.
- Ах, ты, охальник! Ты, что это над Людой и детьми издеваешься? Ты ей в ножки должен кланяться да прощения просить. Тебя охламона спасает, всю округу объездила, во всех церквах свечки понаставила негасимые за твое здоровье, избавления тебя от беса пьянства. У всех бабок и знахарок побывала, заговоры повыведала. Каждую ночь над тобой, пьяным, молитвы сотворяет. А, ты? Уйди с глаз моих.
Дальше уж и не помню. Наутро как обычно, встал. А в доме… пусто! На кухне никто не звякает посудой, газ не шумит, чайник не булькает вскипевшей водой. Дети не возятся с птицей во дворе. Комнаты какие-то осиротелые. И… ни души! Тут меня и проняло. Даже испугался, а вдруг и правда, один останусь. Жена-то не пропадет, да и дети вырастут. А вот я…?! А в окошко уже стучат нетерпеливые мужики. Встал, вышел во двор. А там уж и Васька – прощелыга, так его прозвали, что никогда денег не платил, умудрялся задарма напиваться.
- Ну, чего ты, Паш? Тут уж тебя заждались.
- А чего надо-то? - спросил я.
- Как чего? Ай, головушка не болит? Давай лечить будем, – мужики готовно засмеялись.
- Твоя голова, сам и лечи, - ответил я и пошел прочь.
Мужики недоуменно посмотрели друг на друга, Васька опять ко мне:
- Паш, а, Паш, ты чего? Давай, не мудри. Выручай. Вчера сам обещал похмелить.
- Чего вчера было не помню, давай, не наговаривай. Сказал - нет, значит - нет. Решайте сами свои проблемы. Хватит. С этого дня ко мне ни ногой. Слышали?
Васька в ответ:
- Что святошей решил стать? Иди, иди, мы тебе это еще припомним. Святоша!
- Вот так и пошло: Святоша и Святоша. С того дня я и вправду перестал пить, да и курить как-то легко бросил. За неделю, пока Люда у матери была, всю домашнюю работу переделал. Забор подправил, сарай подлатал, печку в бане переложил. Как-то вечерком слышу в дверях стук и детские голоса. Это мои вернулись. Видно, баба Маша донесла, что я на исправление пошел. Люда в дверях стоит, не надивится. Комнаты прибраны, полы вымыты, посуда чистая, от газовой плиты мясным духом тянет... Обнялись. Я прощения попросил, да клятвенно обещал, что бросил я это поганое дело. И зажили дальше душа в душу. А на селе теперь я за работу стал деньги брать. Невзлюбили меня. Как же, куркуль. Раньше бутылкой отбояривались, а теперь монету гони. А это ой как не по нутру деревенскому люду. В глаза Павлом зовут, а за спиной Святошей называют или святой Павел. Вот и вся моя история, брат!
- Да! Чего только в жизни не бывает. А то, что обзываются, ты не сердись, - посоветовал я Павлу, - ты вот молодец, сумел из гибельного омута выбраться, они еще барахтаются. Будь великодушен.
- Да что ты, - искренне удивился Павел, - какая обида. У каждого своя дверь, они просто еще не нащупали ее, бродят впотьмах, но они обязательно ее найдут, я уверен.
- Ну, помогай тебе Бог, - весело ответил я и крепко пожал ему руку. Приятель проводил меня до ворот мастерских и попрощался, работа ждала. Я пересекал машинный двор, когда услышал давешнего мужика, что дорогу указал:
- Ну, что нашел Святошу?
- Нашел, велел привет передать.
- Мне его привет по барабану, - спрятав глаза, пробубнил тот.
Я же посмеиваясь, сел в машину и поехал деревенской улицей в сторону райцентра. До свидания, святой Павел! А что, прозвище вполне нормальное! Его еще заслужить надо.
Записан
надюшка
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 184
Offline Offline

Расположение: Саратовская область
Сообщений: 3805


« Ответ #915 : 06 Ноябрь, 2018, 17:36:17 »

БЫЛО БЫ НЕЛЕПО НЕОЖИДАННО ПОКИНУТЬ ЭТОТ МИР

Зашёл в поликлинику по пустячному вопросу, спину подлечить, – и попал на конвейер обследований. Анализы, тонометр, ЭКГ. Снимавшая кардиограмму врачиха рассмотрела её с тревожным прищуром и начала спрашивать: не болит ли сердце?

– Вроде нет. А должно?
– Ну, у вас очаговый кардиосклероз, – произнесла и смотрит со значением.
– То есть?
– Идите к кардиологу.

Кардиолог поинтересовалась насчёт боли и одышки и объяснила, что очаговый кардиосклероз – это, скорее всего, рубец после инфаркта. Направила на эхокардиографию для уточнения.

В остававшиеся до обследования дни я смотрел на мир с тихой печалью. Думал, что, пожалуй, он не такой уж и неприятный. Даже жаль вот так резко его покинуть. Бродил по Москве задумчивый, на звонки отвечал невпопад. Пару раз в церкви заглядывал. Свечек не ставил и не молился, но вот что-то потянуло. И наоборот, категорически не тянуло на кладбища, по которым обычно люблю бродить с коньяком.

Гуляю по городу, а в голове крутится фраза Юрского из фильма «Любовь и голуби»: «Инфаркт микарда. Вот такой рубец!» Слушаю музыку, аудиокниги, но Юрский всё равно через них пробивается: «Положено три дня держать, но в морге нет местов…»
Само обследование оказалось неприятным. Продолговатым прибором обрисовывают сердце, тычут, как ножом, вдавливают и чуть ли не проворачивают. Сердце в ответ, конечно, колотится. И Юрский в голове, как назло, не умолкает. Но в результате никакого рубца не обнаружили и сказали, что вообще всё хорошо.

– Сосудики чистые, широкие, аорта чистая. Хорошо ваш насос качает. Вы, наверное, спортсмен? Нет? Ну всё равно молодец!

Такие качели. Аттракцион. Почему так получилось, неясно. Может, приборы несовершенные. А может, у врачей установка: загонять на диспансеризацию, предварительно напугав. Хрен поймёшь.

Павел БУРИН
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #916 : 06 Ноябрь, 2018, 22:04:02 »

Я давно уже большая…
Старшему пятнадцать лет…
С сожаленьем понимаю:
Жаль, что Дед Мороза нет…
Я бы ждала, что под вечер
Он без опозданий в срок
Притащил ко мне на встречу,
С мандаринами мешок…

Подарил его сердечно
И сказал, что счастье есть.
Жизнь проходит быстротечно…
Чуда не хватает здесь…
А холодною зимою
От снежинок озорных
Хочется в душе покоя
И оранжевых таких…

Тех, что чистятся несложно
И с кислинкою внутри…
Оторваться невозможно…
Чищу снова… раз… два… три…
От блестящих, круглых, вкусных,
Очень сочных мандарин,
Не бывает сердцу грустно,
Пахнет ими магазин…

Пахнут улицы, квартиры,
И ладошки у детей…
Будто нет вкуснее мира,
Чем в разгаре этих дней…
Все в предновогодней гонке.
Список дел, забот большой…
Вот бы снова стать ребёнком
С мандариновой душой…
Записан
Камуфляж
Руководство по козоводству - путь к мировому господству!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 1234
Offline Offline

Возраст: 60
Расположение: Москва
Сообщений: 40099


"Я хочу жить свежим воздухом"! Татьяна Лозовая


« Ответ #917 : 07 Ноябрь, 2018, 01:55:14 »

Врачи - помощники смерти. Надо самому чувствовать себя и корректировать поведение и питание.
Записан
тИгРА
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 97
Online Online

Возраст: 53
Расположение: Московская область
Сообщений: 15359


Ирина,Тверская область


« Ответ #918 : 07 Ноябрь, 2018, 08:38:12 »

Врачи - помощники смерти. Надо самому чувствовать себя и корректировать поведение и питание.
Не всегда. Но в твоих словах есть правда.
Записан
надюшка
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 184
Offline Offline

Расположение: Саратовская область
Сообщений: 3805


« Ответ #919 : 07 Ноябрь, 2018, 15:07:47 »

ЗАГЛЯНУТЬ В ГЛАЗА ЙЁТИ,
На город спускались лиловые сумерки. По городу шёл автобус. В салоне, держась за поручень худой рукой, до локтя вылезшей из рукава старой курточки, стоял мальчик лет четырнадцати. В другой руке неприкаянно висел эмалированный бидончик. Всем видом мальчик игнорировал бидончик и его содержимое. Худые челюсти пережёвывали резинку. Прищурившись, он пристально смотрел в чёрное окно, будто мог видеть в нём что-нибудь, кроме отражения качавшихся рядом пассажиров.

Его поза была вяла, он безвольно болтался под поручнем и мог вызвать законное раздражение у какого-нибудь пожилого нетерпимого пассажира. Одна старушка заинтересовалась, не в ларьке ли за площадью куплено им деревенское молоко? Говорят, молочка у них всегда самая свежая и жирная. Какой-то пьяный дядька, панибратски толкнув его в бок, взревел:
– Почему автобус молчит? Почему не слышно песен?

Мальчик брезгливо отстранился. Дядька не обиделся и обратился с тем же вопросом к соседке.

– Ты запой, а мы подхватим, – огрызнулась та.

Мальчик усмехнулся, представив, как все сидящие и стоящие пассажиры внимательно смотрят на дирижирующего пьяного дядьку и дружно горланят развесёлую песню. И как Скучный и Молчаливый Автобус сразу превратится в Весёлый и Глупый Автобус.

Улыбка делала его лицо хорошим, детским. От остановки ему ещё долго пришлось идти до дома, и бидончик жалобно позвякивал в такт шагам. Дом давно предполагалось снести. И когда жители микрорайона объясняли заблудшим душам, как быстрее выплутаться, ориентировали: вот дойдёте до двухэтажного дома… Того, что под снос.

Перед дверью мальчик долго шарил в кармане: ключ провалился в дырку в подкладке.

Квартира состояла из большой комнаты и антресолей. Вешалка топорщилась мелкими пальтишками, с засунутыми в рукава весёлыми шапочками: зелёной, жёлтой и красной. Светофорчик. Полы были чисто вымыты. На диване сидела белокурая женщина с книгой. У неё было редко встречающееся кроткое милое лицо – без всякого сознания собственной красоты, и глаза тихие и серые.

– Сынок пришёл, – сказала она.

Мальчик, не снимая куртки, прошёл к кухонной полке, поставил кастрюлю под кран. Пока била сильная струя, исполняя гамму в обратном порядке, от высокого «ля» до низкого «ре», он стоял, сунув руку в карман и жуя давно безвкусную резинку. На пенившуюся воду в кастрюле он смотрел с не меньшей отрешённостью, чем в окно автобуса.

Завернув кран и оборвав весёлую гамму, присел перед кухонной тумбочкой. Ему пришлось вынуть вторую руку из кармана, что он и проделал крайне неохотно.

– Вермишель в банке, – тихо подсказала мать.

Мальчик поставил кастрюлю на плиту. Затем подошёл к столу и вывернул карман другой, недырявый. Оттуда посыпалась мелочь.

– Тебе нужны деньги на батарейки, – сказала мать. – Возьми.

Мальчик молча загрёб монетки и ушёл наверх. На антресолях по одну сторону платяного шкафа располагалась детская. Два крупных пухлощёких, светловолосых мальчика-близнеца и чёрненькая и маленькая, как жучок, девочка, тихонько переговариваясь, играли за шкафом.

У мальчика был самый тёплый и светлый отсек. Тут находились: забитая книгами и журналами этажерка, стол, раскладушка, приёмник с безобразной самодельной антенной. Над столом висели протёртые, белёсые на складках карты мира. Над раскладушкой – картинки с Че Геварой, головкой Нефертити и птичья, длинноносая фотография Жак-Ива Кусто.

Мальчик вытряхнул на стол учебники из ранца, но тотчас отодвинул их в сторону. А вместо этого вытянул из стопы старый журнал и с наслаждением всем телом бросился на раскладушку. От безжалостного броска пискнули пружины. Малыши, передвигавшие за шкафом свои игрушки, ему не мешали.

Мать взяла с колен непонятный бело-серый комок. Комком оказались матерчатые перчатки с грязноватыми пятернями. Натянув их, спустилась на пол и поползла к плите, по очереди опираясь на быстро шагавшие руки. Взобравшись на табурет у плиты, сняла перчатки и стала помешивать в кастрюле. Скоро в квартире аппетитно запахло кипячёным молоком и варёной вермишелью. На столе выстроились пять тарелок, за каждой по стакану молока.

– Дети, ужинать!

Младшие тотчас послушно гуськом спустились вниз и стали мыть руки, помогая друг другу поворачивать тугой кран. Спустился и старший сын. Сразу расположил за тарелкой книгу и, никого не дожидаясь, быстро стал заглатывать пищу. Когда, запрокинув бледную нежную шею с торчавшим кадыком, он пил молоко, мать сказала:
– Сынок, пора расписаться в дневнике.

Мальчик смерил взглядом мать и ушёл. Спустился по лесенке, быстро выкидывая тощие джинсовые колени, с дневником и ручкой. Ещё налил себе молока и стал независимо пить.

– Тебе трудно даются некоторые предметы? – осторожно спросила мать. – Хочешь, позвоню Клавдии, она подыщет дополнительный материал.

Сын бросился к лесенке. Свесился за перила и закричал отвратительным тонким, злым голосом:
– А вы с Клавочкой хотите, чтоб я пятёрочки таскал? Они на мне пашут, за млеком на другой конец города посылают – а я им пятёрочки, да?

Слышно было, как он у себя за шкафом упал на раскладушку и навзрыд заплакал. Малыши притихли, уткнув мордочки в тарелки.

– Ешьте, ешьте, – прошептала мать. – Ему много задают, оттого он переживает.

А мальчик плакал, отчаянно худыми руками бил подушку. Сквозь визгливые всхлипывания пробивались фальшивые басовитые нотки. Эта была неправда, что он сейчас кричал. Он был освобождён от всех домашних обязанностей, кроме вот этой – покупать продукты и ездить за дешёвым разливным деревенским молоком. Малыши сами себя водили в садик, благо он располагался в двух шагах. И зная, что он не прав, ещё больше злился и жалел себя.

– Когда я буду ходить в школу, я тоже буду готовить уроки, как Витя, да, мама? – с важностью спросила девочка.
– Мамуля, сегодня Мифкина очередь девулить по графику, – сказал один малыш.
– Сегодня, так и быть, я «подевулю», – улыбнулась мать. – А потом почитаем про Копчема и Бельчонка, да?

Оставшись одна, мать закрыла лицо руками. Сын, только что с ненавистью кричавший на неё, два года назад был её любимчиком, её ласковым старшеньким. Они вечно целовались, шептали друг другу на ушко нежные глупости, он носил её сумку, как верный паж. И всякий, кто видел, говорил: «А это, конечно, мамин сын».

Она знала, кто испортил её ребенка. При этих мыслях её милое лицо покривилось. Это был отец мальчика, её бывший муж. Он окончил столичный журфак, сменил множество редакций и студий – был ленив, обидчив и считал, что его всюду недооценивают.

Обожал вечеринки: чтобы цветы и вино в хрустале, и чтобы друзья приводили хорошеньких жён. Говорил красивые тосты, непринуждённо сплетничал. Как бы между прочим ронял:
– На днях звонил Юрка из Москвы… Ну да, тот самый. Ленка привет передавала… Авторскую программу ведёт.
– Ты смешон, – говорила она мужу.

Но за столом присутствовал маленький человек, который жадно внимал оратору и не сводил с него блестящих глаз. Мать настойчиво и тревожно вглядывалась в лицо сына, и он, как вор, отводил глаза.

Соседки ссорились из-за права первой открыть ей, дурочке, глаза на настоящее положение вещей. И когда она сама с брезгливостью заметила, что женщины в жизни мужа далеко не ограничиваются ролью застольных слушательниц, указала ему на дверь. Болезнь изуродовала ноги после развода.

А он уехал в Москву, удачно женился. А сын продолжал боготворить отца. А она его с ним разлучила. И он возненавидел её, разлучницу, и даже от одного прикосновения её омерзительной руки увёртывался и передёргивал плечами.

На антресолях рыдания утихли. Она подумала, что её худющий сын, скорчившись, сейчас сидит у приёмника и, прерывисто вздыхая, крутит ручку настройки. Из воротника свитера торчит тонкая и длинная, как у гусёнка, шея… У неё сжалось сердце.

Приёмник старый. Сквозь свист и гул, похожий одновременно на гул реактивного самолёта и на шум жерла гигантской раковины, он улавливал разноязычные, заглатывавшие в спешке слова голоса. Они горячо и настойчиво что-то разъясняли, предлагали, внушали. Мелькали отрывки арий, органной музыки, тревожных новостей и умиротворённых проповедей.

Затаив дыхание, забыв о своих маленьких невзгодах, он жадно слушал МИР. Слышал плеск ворочающегося в тесном ложе Тихого океана, видел висящие в воздухе сверкающие сказочные мосты, внезапно проваливающиеся под землю тоннели, где было светлее, чем днём на земле.

За шкафом близнец рассказывал: «Однажды Марья-краса пошла в булочную за хлебом…» «И вовсе Марья-краса не могла ходить в булочную за хлебом», – возмущённо возразила девочка. После минутного совещания маленькая делегация нерешительно столпилась у комнаты брата.

– Скажи, пожалуйста, Витя, – заговорила с уважением девочка, самая маленькая и самая храбрая. – Ведь Марья-краса не могла ходить за хлебом?
– Брысь! – в ярости закричал брат. – Вам мать что сказала?

Малышей, хорошо изучивших характер брата, точно ветром сдуло. Мальчик снова осторожно стал поворачивать катушку, пытаясь найти утерянную волну.

Лобастый пухлый малыш, его любимец, упрямо и бесстрашно остался стоять в проходе.

– Витя, – сказал он басом уважительно. – Танька нам загадала загадку и над нами смеётся, хит`ая.
– Ну, давай свою загадку, – буркнул мальчик. Он не без удовольствия оторвался от учебника. Из-за шкафа, осмелев, вышли братишка с сестрёнкой.
– Вот слушай, Витя. Будто в лесу живут два волшебника-близнеца. И будто они под`ались на кулачках и один волшебник погнался за д`угим. А пе`вый увидел домик и сп`ятался! И дверь захлопнул! А д`угой гово`ит: «Я волшебник, чу`ики, дверь, отк`ывайся!» – А кото`ый спр`ятался: «Я волшебник, чу`ики, дверь, не отк`ывайся!» Что дверь сделает?
– У кого волшебства больше – того дверь и послушает, – подумав, сказал мальчик.
– Они близнецы, одинаковые, – напомнил малыш.
Мальчик усмехнулся. Ему тоже стало интересно: что же двери-то бедной делать – вот влипла? Хоть разорвись. Он набросал домик и драчливых волшебников. Один подпирал дверь изнутри, а другой её взламывал.
– Здо`ово, – восхищённо сказал малыш, следя за ручкой.

Старший брат сказал:
– Дверь откроется и этим угодит первому волшебнику. Но откроется ровно настолько, чтобы драчун не сумел проникнуть в домик. Так, что ли?
– Витя, ты, наве`но, самый умный в школе!
Записан
надюшка
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 184
Offline Offline

Расположение: Саратовская область
Сообщений: 3805


« Ответ #920 : 07 Ноябрь, 2018, 15:08:38 »

(продолжение)
Перед сном он читал «Золото бактрийских царей» из подшивки старого журнала-ежегодника. У них когда-то половина материной зарплаты уходила на периодику.

«…Под манжетами на запястьях рук мы обнаружили массивные золотые браслеты. Золотые, весом в полкилограмма, браслеты были надеты на щиколотки ног. Почти двухметровый гигант был облачён в богатые одеяния, сплошь затканные золотом».

Цветные фотографии демонстрировали царскую роскошь. Багряный фон эффектно оттенял тёплый тусклый блеск жёлтого металла. Мальчик вцепился в журнал так, что косточки пальцев у него побелели. От волнения он задыхался, то бледнел, то нежная краска заливала его лицо и шею. С ним мог случиться припадок. Войди к нему кто-нибудь – он завизжал бы и набросился, колотя куда попало. Именно в такие минуты, когда мать просила вынести мусорное ведро, он кричал на одной ноте:
– Отстань, отстань, отстань, ненавижу всех, сволочи! – падал на раскладушку и рыдал.

О, не нужно было ему золота! Сумрачные гробницы, звенящие под ногами черепа и монеты, кровавая марсианская пыль, чёрная дыра Бермудского треугольника, илистое зелёное дно Лох-Несса, занесённые высокогорными снегами косолапые следы йети – вот что не давало ему покоя.

Ему хотелось завертеться пылинкой во всасывающем всё на пути алчном хоботе торнадо, кануть в гигантской воронке на дне океана. Или, после месяцев бесплодных поисков, найти и заглянуть под низкий косматый лоб в зелёные звериные глазки снежного человека.

Он расшифровывал пиктограммы, оставленные НЛО на злаковых полях. Он спускался в холодные недра Марианской впадины, где высоко вверху оставались серебристые облака пузырьков – а внизу начиналось царство причудливых призрачных, обесцвеченных существ, могущих быть одновременно глубоководными рыбами и хищными растениями.

Из батискафа он наблюдал чудовищную схватку кальмара с кашалотом. А в Северном море фотографировал гигантских полярных медуз, а на душном берегу Амазонки писал увлекательный дневник о пираньях.
В мире было столько белых пятен – а люди были так ленивы и инертны.

Материна подруга Клавдия работала в институтской библиотеке, и он имел доступ в святая святых, в дальнюю комнатку. Там весь день горело электричество, библиотекарши пили чай с дешёвым печеньем. Там хранились редчайшие старинные экземпляры географических книг и журналов. Мальчик втискивался куда-нибудь в уголок и жадно читал записки путешественников-первооткрывателей.

Он уже не мог ограничиться тем, что на уроке их, допустим, бегло знакомили с теорией Дарвина. Ему непременно самому нужно было наблюдать все стадии превращения узконосой обезьяны в человека. Он задумывался, чиркал в тетради. И тогда учитель ставил двойку за рассеянное поведение.

Мальчик заставлял себя слушать урок, но не выдерживал и усмехался: как скудны познания учителя, полученные им в его жалком институте! Когда он читал о бактрийских царях, то сам был богачом и безраздельно владел сокровищами Тилля-тепе. Он надрывался в душе от хохота над одноклассницами, которые унизывали пальчики убогими граммовыми кольцами и вставляли в уши штампованные серёжки. Он был богаче их в тысячу раз!

Но он стискивал зубы и дрожал, слушая рассказы одноклассника, вернувшегося с родителями из командировки в ЮАР. Многие его сверстники ездили каждый год на море. Но он смотрел на них свысока: рослых, спортивных, дёргавшихся и топтавшихся на танцульках с красивыми глупыми одноклассницами.

Мальчик презирал танцы. Впрочем, изредка у себя за шкафом он делал телодвижения, напоминающие танцевальные па, и даже напевал под нос «ру-ри-ра». Но он бы умер от стыда, если бы кто-нибудь увидал его за этим занятием.

В эту ночь он читал «Жизнь среди слонов». Читал очень быстро, но в отдельных местах, словно слепой, водил по строкам пальцем. Потом охватывал руками голову и задумывался.

«Мы могли мечтать, ставить на карту жизнь. Мы могли бросить вызов миру и смеяться над ним. Мы жили в гуще жизни. Со сладострастием умывались первым дождём. Ветер бросал нам в лицо пыль. Солнце палило нас от зари до зари. Но они несли нам музыку дикой жизни…»

Его поразило: как до сих пор такая простая, простейшая, как амёба, мысль не пришла в голову раньше? Мальчик возбуждённо вскочил, начал ходить. И точно споткнулся, обвёл комнату взглядом. Ему пришло в голову, что он последнюю ночь видит продавленную раскладушку, приёмник, этажерку. Он подошёл к платяному шкафу, отделявшему его комнату от детской, где посапывали малыши, и прижался к нему лбом, как маленький.

Накинув куртку, мальчик сбежал вниз и вышел на тёмную холодную лестничную площадку. Такие площадки точно задолго предчувствуют гибель домов под снос.

Напротив соседняя дверь была заперта. Она была заперта почти всё время, сколько помнил мальчик. Здесь жил геолог, и приезжал он раз в году. Тогда лестничная площадка оживала. Приходило много шумных высоких мужчин и красивых женщин, и даже во дворе пахло жареным мясом, апельсинами и мужественно душистым дымом сигар.

Мальчишки во дворе хвастались друг перед другом выпрошенными у геолога штучками, компасами, волнистыми минералами, слюдяными осколками. А мальчик стискивал зубы, отворачивался и уходил. Он ни за что в жизни не стал бы попрошайничать. И втайне мечтал, чтобы геолог заметил кроткую красивую мать…

Он вспомнил, как несколько лет назад, в сбитой набок шапке, размахивая ранцем, взлетал по лестнице, и на нетерпеливый стук открывала мать. Он радовался, что у неё сегодня отгул и она не проводит в своей библиотеке нескончаемые читательские конференции. А дома вкусно пахнет блинчиками и ягодным киселём, которые она мастерица готовить и который они так любят с отцом!

И та же площадка была свидетельницей иных времён. Отец только бросил их. Мальчик потерял ключ и упрямо стоял под дверью, чтобы только не идти в библиотеку и не чувствовать на себе отвратительного ласкового взгляда. Мать всегда смотрела на него так, что он сам себе начинал казаться голеньким младенцем в ванночке. Он простоял тогда три часа, плача от жалости к себе и гнева на мать. И чем больше понимал, что мать не виновата, тем больше злился. И выколупывал в штукатурке большую дыру.

Мальчик присел на корточки, чтобы ощупью найти эту дыру. И сразу, несмотря на поздний час, услышал из-за стены звук работавшего телевизора у соседей.

Там жили молодые парень и девушка, поженившиеся не так давно. И больше всего на свете они боялись выглядеть немодными. Но так как в моде было богатство, то им, бедняжкам, туго приходилось.

Сначала они отстояли полугодовую очередь в ГУМе и втащили тяжёлый рулон ковра, который приколотили к стене. Потом за стеной затарахтела стиральная машинка. Последним писком был телевизор, купленный в кредит. Они с головой влезли в долги, ахая, удивляясь собственным безрассудству и отваге. Зато теперь в выходные гоняли телик на полную мощь, начиная с утренних передач и до ночи: чтобы все знали, что телевизор для них – тьфу.

О, они были жалки и достойны безусловного презрения! Они были убоги и нищи по сравнению с отцом-журналистом, соседом-геологом, исследователями тяжёлого слоновьего мира. Слониха в лепёшку топтала их автомобиль, они в джунглях разбивали свой лёгкий самолёт – но жалели лишь о потерянном времени.

Мальчик ещё посидел на корточках, прислушиваясь. Скоро молодая пара поднатужится и купит подержанный «Запорожец». «Тужьтесь, тужьтесь, да не пукните», – пожелал добродушно соседям. Он встал и тщательно отряхнул брюки на коленях. Лирического настроения как не бывало!

В комнате его встретила кутавшаяся в пуховую шаль мать. Она сказала, виновато улыбаясь: «Вот… Не спится, сынок». Ещё вчера он, передёрнув плечами, обошёл бы её, буркнув: «Шпионка. Всё бы ей шпионить». Но сейчас только нагнул голову, как бычок.

Мать, боясь поверить, протянула руку и нерешительно провела по макушке. Она едва справилась с желанием сильно охватить ладонями голову и зацеловать. Но, побоявшись, что спугнёт, дала ему уйти…

Господи, какая у него старенькая штопаная курточка, рукава лоснятся. Как это, должно быть, мучает и унижает его: особенно его. Немедленно, завтра же занять денег у Клавдии (ах, сколько можно!). И мать озабоченно думала, как ей в очередной раз выкрутиться из положения.

Но эта озабоченность была ей приятна. Её старшенький будет снова с ней, он поворачивается к ней, она чувствует это. Он добрый мальчик, просто у него трудный возраст. Ведь он без напоминаний покупает ей, по мере истёртости, новые перчатки. И смастерил к табуретам ручки, чтобы было удобнее взбираться.

Утром он позавтракал, как обычно, с книгой, установленной за тарелкой с кашей. Вышел из дома и зашагал прочь, не оглядевшись. На его плече висел ранец, набитый плотнее обычного. А в комнате над раскладушкой, где висели Че Гевара, Жак-Ив Кусто и головка Нефертити, желтели четырёхугольные пятнышки.

Он не сошёл у школы, а поехал дальше на железнодорожный вокзал.

«Человек настолько привыкает к жизненному расписанию, продиктованному ему другими людьми, что боится хотя бы в малом нарушить его, выйти из графика, упаси бог, оспорить или предложить взамен что-нибудь новое», – думал он. И сжимал и разглаживал в кармане затёртый конверт с московским адресом отца.

Светило солнце. Пронзительно кричали воробьи. Оттого, что мальчик не поехал в школу, небо на землю не упало. Землетрясением и прочими катаклизмами не пахло. «Ничего страшного и необычного в том, что я делаю, нет. Только не стоит задумываться».

У вагона сонная проводница проверяла билеты. Мальчик испугался, что она не пустит его: билет до Москвы дорог, он купил его на украденные у матери «неприкосновенные» деньги. Он мысленно легко оправдал себя, и его совесть была спокойна.

Проводница надорвала билет и равнодушно отвернулась. К её чёрной форме прилипли куриные пушинки. Это покоробило его. Ему казалось, что всё теперь должно быть совсем иным, иметь на себе особый отпечаток. Какой – мальчик и сам толком не знал.

В купе уже сидели пассажиры.

Долговязый, с веснушчатым лицом милиционер («с окружной конференции блюстителей порядка», – усмехнулся мальчик). Милиционер только что сходил в туалет и вернулся с выстиранными носками, которые аккуратно развесил на горячей трубе. И теперь сидел, с наслаждением шевеля большими белыми горошинами пальцев. От сырых носков крепко пахло. Полный, корректного вида мужчина читал газету и, прислушиваясь к запаху, с неудовольствием поводил носом.

– Каникулы? – глупо подмигнул мужчина и тут же углубился в газету.

Ему показалось? На перроне мелькнули и погасли три знакомых огонька: зелёный, жёлтый, красный. И снова появились. Светофорчик топтался, суетился, копошился вокруг низенького предмета на колёсиках. Выданная в собесе инвалидная коляска была громоздкая и неудобная. В редкие выезды из дома мать пользовалась самодельной тележкой, отталкиваясь «утюжками».

Маленькая группочка растерянно и тревожно металась то в одну сторону, то в другую. Она не слышала объявления о прибытии пригородной электрички и не видела, как от вокзала сверху по лестнице хлынула мощная, широкая людская река. Огородники, ягодники, грибники – концентрированная, могучая, жёсткая сила, сметающая всё на своём пути.

Мальчик бывал свидетелем штурмов субботних электричек: зрелище безобразное. Пассажиры точно сходили с ума, теряли облик человеческий ради того, чтобы занять сидячее место. Уже усевшись в вагоне, прилаживая оторванный рукав, смущённо ухмылялись. Крутили головами, снисходительно посматривали сверху вниз из окошка на давку у вагона: «Ну народ! Зверь!»

Ещё несколько мгновений – и «светофорчик» поглотят, навалятся, сомнут, затопчут. Размажут по перрону, вышвырнут на рельсы и не заметят.

– Мама! – он выскочил из купе, с силой толкнул в живот вставшую на пути проводницу. Спрыгнул с уже поднятого в тамбуре мостка. Изо всех сил побежал, волоча по асфальту ранец. – Мам!! Мама!

Его крутило в людской воронке, било сразу отовсюду кулаками, локтями, корзинами, торбами, эмалированными вёдрами. Один раз его уронили и больно наступили на руку.

– Мама!

Их чудом выбросило на тихий зелёный бережок, к вокзальным деревцам.

– Витя, – возбуждённо тараторила пухлощёкая красная шапочка: – Витя, а ты мне п`оспо`ил. Помнишь, я сп`осил, почему ты не зовёшь маму «мамой»? А ты сказал, что больше никогда в жизни не будешь звать её мамой. А я заплакал и сказал: «Спо`им, будешь?» А сам сейчас назвал, назвал мамой! П`оспо`ил, ведь да?
– Проспорил, проспорил, – признался мальчик, поправляя красную шапочку на круглой лобастой голове. Ему было стыдно, и в эту минуту казалось, что это он – младший брат, а не наоборот.

Известный в учёных кругах доктор географических наук, профессор, картограф, специалист в области геоэкологии и геоморфологии и чего-то ещё, и чего-то ещё – долго перечислять.

Впервые на просьбу рассказать о своём детстве сказал сухо, неохотно: «Отец бросил. Мать инвалид, четверо детей. Я был не просто трудным подростком – а отвратительным, злобным, эгоистичным мальчишкой, изводившим родных». В следующие встречи воспоминания постепенно обрастали деталями.

Он объездил и исплавал половину земного шара. Ему немало лет, и на упрёки домашних – мол, пора и на покой – усмехается: «Я ещё не заглянул в глаза йети».

Надежда НЕЛИДОВА,
г. Глазов, Удмуртия
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #921 : 08 Ноябрь, 2018, 22:24:38 »

Огородная Фея

На даче Папа ничего не хотел сажать.

– Что я, не куплю на свою зарплату Машке морковку, что ли? Даже две морковки куплю… Короче, горбатиться на огороде мы всё лето не станем! Вот сад – пусть и будет сад: яблоньки, слива, вишня. А остальное я… заасфальтирую. И прудик сделаю. Вот так. С лилиями. И с фонтаном!

Но в мае приехали на дачу Папины родители: бабушка Маша и дедушка Саша. И сказали, что его идея – не фонтан. Что его идея должна быть – помидоры, лук и огурцы.
Бабушка Маша и дедушка Саша жили за тридевять земель, в соседнем городе. Они приезжали к Папе, Маме и Маше один раз в год и делали для них что-нибудь очень полезное и правильное.

Например, учили Машу, чтобы она вытирала нос платком, а не рукой. Или ругали Папу за то, что он вечером выпил одну баночку пива. Или открывали шкаф и говорили, что у Мамы слишком много туфель и предлагали часть их отнести и продать на рынке. Или квасили на зиму двадцать трехлитровых банок капусты. Потом они уезжали. Зимой Папа, Мама и Маша уписывали за обе щеки квашеную капусту и вспоминали о бабушке Маше и дедушке Саше только самое хорошее…

В этом году бабушка Маша и дедушка Саша приехали на новую дачу, засучили повыше рукава, нагнулись – и за несколько дней засадили весь огород морковкой, картошкой, свёклой, кабачками, огурцами и помидорами. Не успели посадить только лук.

– Лук посадишь сам, – сказал дедушка Саша Папе, разгибаясь и вытирая пот со лба.

И дедушка с бабушкой уехали.

Прошло три дня после их отъезда. Папа не вспоминал про огород. Он ездил на рыбалку каждый день, нырял на речке и плавал. Ещё через неделю земля на вскопанных в огороде грядках потрескалась от жары.

Папа увидел это, почесал в затылке и пошел в дом.

Потом он вернулся, снова посмотрел на растресканные грядки, снова почесал в затылке, побегал немножко с досадой на одном месте – и пошёл в сарай искать лейку.

Следующие полчаса Папа, Мама и Маша с двумя большими и одной маленькой лейками зачёрпывали ими из бочки с водой, гуськом ходили между грядками и лили воду на невидимые в земле морковку, картошку, свёклу, кабачки, огурцы и помидоры. Маша была пониже. Нагнувшись к земле, она услышала, как земля с чуть слышным чавканьем всасывает в себя воду. У Маши было чувство, как будто она кого-то накормила, и этот кто-то теперь сыт и благодарит её. У всех было приподнятое настроение после поливки; Папа сказал: «Айда на речку!» – и все побежали купаться.

Живые существа, вспоенные Папой, Мамой и Машей, росли в земле и развивались. Скоро подняли над грядкой зелёные петельки, похожие на зарытые в землю вопросительные знаки, огурцы; петельки разогнулись и превратились в стебельки с двумя первыми листьями.

– Пора вспомнить детство, – сказал Папа.

В детстве Папа каждое лето проводил в деревне у СВОИХ бабушки и дедушки – бабушки Глаши и дедушки Аркаши. И он видел, как его бабушка Глаша и дедушка Аркаша делали на грядках всякие диковинные вещи.

Об этих удивительных вещах он рассказал теперь Маме и Маше. Во-первых, (чему очень удивилась Машина Мама!) оказалось, что прежде чем что-то посадить, грядку надо вскопать.

Машина Мама полагала, что чтобы что-то посадить, надо просто торкнуть в землю пальчиком с алым ноготком и сделать ямку и положить туда семечко. И потом всё это поливать из красной леечки с узором на боку.

Теперь она поняла, ПОЧЕМУ так и не вырос тайный маленький кустик баклажанов, который она давно уже посадила собственными руками в уголку огорода…

Во-вторых, морковку надо было, когда она выпустила над грядками тонкие лохматые девчоночьи хвостики, проредить – выдернуть слишком частые хвостики, чтобы оставшимся хватило места для роста. В-третьих, стали падать помидоры: тяжелые стволики кустов ложились на землю – Мама, по Папиному совету, привязала каждый стволик к воткнутой в землю палочке; тогда они стали падать на другой бок. Скоро каждый помидорный куст был обнесён кругом частоколом из палочек, но всё равно умудрялся заваливаться в щели… Одни кабачки не причиняли никаких хлопот: росли себе и росли. Десять кабачков выросло на клумбе. Это на агрофирме перепутали и вложили не те семена в цветочную упаковку «Флокс Гобелен». Мама прилежно высадила их в клумбу, дивясь, какие крупные у неё должны быть флоксгобелены – вообще она смутно себе представляла, какими должны быть и простые флоксы.

– Отвык народ от простой жизни! Надо возвращаться к природе, – поучительно сказал Папа Маме, втыкая лук в грядку кверху попкой.

Потом он сказал Маме и Маше, что это он их проверял, знают ли они, где у лука верх, а где низ.

Маша посадила собственную грядку – редисочную, проредила ее, прополола и прополивала. Так в труде и в веселье прошли июнь и половина июля. А потом Папе пришлось уехать в Большой Город по делам. Маша и Мама поехали с ним. У Мамы тоже оказались дела в Городе. И так получилось, что до самого начала сентября Папа, Мама и Маша так и смогли больше поехать на дачу.

В сентябре они ехали на дачу, уже зная, что урожай погиб.

Они ожидали увидеть просто заросшее травой поле на месте грядок. Но увидели на травяных грядках – жёлтые бочонки перезрелых огурцов, лопнувших, истекающих слизью и семенами, валявшихся в беспорядке, как солдаты на поле боя; редиску, затвердевшую от обиды несъедобным, жёстким, как коряга, корнем и оцарапавшую Маше руки колючей ботвой; куст помидора с уцелевшим красным кругляшком, который фыкнул у Мамы в руках и завонял гнилью…

– А лук где? – услышала Маша громкий Папин голос.

Папа как будто обрадовался, что может сейчас рассердиться на кого-нибудь, кроме самого себя.

В самом деле! Лук не погиб. На том месте, где он был, в земле круглились лунки от вытащенных кем-то луковиц. Не было видно и кабачков – они тоже должны были уцелеть.

– Ну вы подумайте!!! – запрыгал Папа по травяному полю. – Ведь нашлись же люди! Лук украсть!!!

– «Ну вы подумайте!» – подумала про себя Маша. – «Вот Папа теперь огорчается луку, а когда мы ещё не сажали огород, Папа говорил, что лук и морковка стоят копейки, и он легко может купить их в магазине». Правду говоря, Маше тоже было очень грустно, что пропал лук.

И тут Маша увидела – за забором стоит Огородная Фея.

Фея была в тёмном ситцевом платье, таком старом, что уже нельзя было разобрать его узора, и у неё было тёмное лицо в морщинах, такое старое, что уже нельзя было разобрать его черт. Но Маша сразу поняла, что это – Фея. Потому что Фея, хотя и была в облике старой старушки, ходила легко и быстро, как молодая девушка, а на морщинистом лице её светились голубыми озёрами совершенно молодые весёлые глаза. Перед собой Фея катила, конечно, заколдованный сундук с сокровищами – но сейчас, для Маши, Мамы и Папы, для посторонних, она превратила его в обыкновенную тачку, довольно тяжёлую, из которой видны были края двух больших корзин.

– Бяльё вязу, – поздоровалась Фея с Папой, Мамой и Машей. – На речку стирать. Соседка я ваша, баба Мотя, нябось не знали?!

– Очень приятно, – сказал Папа и подскочил к бабе Моте. – Давайте я Вам тачку подвезу!

– Это зачем, милай?

– Тяжело ведь!

– Тяжало мне было, милай, на тябя глядеть, как ты летом траву косил. Знаешь чяво – няси-ко ты мне свою косу, покажу тябе, как надо…

Баба Мотя встала в начале заросшей тропинки к дому, взяла в свои старые тёмные руки косу, и… Маша зажмурила глаза. Зажаловалась Маше, заохала, вплетая свою последнюю песню в песню косы трава… Трава замолчала, и Маша открыла глаза. За бабой Мотей осталась ровно выкошенная полоса.

Маша радовалась. Она знала, что родители сейчас точно поймут то, что она, Маша, давно поняла – что баба Мотя – Огородная Фея!

– Ничего себе! – сказал Папа. А Мама спросила:

– Извините… Бабушка, а сколько ж вам… лет?

– Восямясят три. Да будет еще тока! Третьява октября.

– И что ж вы всё вот так… Сами?

– Кому ж? Деда моего посадили в сорок сядьмом. Он и дедом-то стать ня успел. Проглядел, в речку рухнул с моста с конём колхозным – врядителям признали. Так и не вярнулся. Сыны в Мурманске. К сябе зовут, конечно. Да куда я без земли-то своей?! Да что обо мне – к вам ведь я шла. Увидала, что приехали. Пошли-ка за мной, милыя!

Баба Мотя оставила свой сундук с сокровищами у их дома и легко пошла обратно к своему домику. Папа, Мама и Маша, зачарованные, вереницей прошли за ней мимо её ровно перекопанного огородика, по аккуратно выкошенной тропиночке к её дому. Сказочная ель, стоявшая стражницей у его порога, закивала Маше головой и пропустила её, не тронув своими колючими ветками. Баба Мотя открыла дверь своего сарайчика, где в трёх ящиках аккуратно были сложены громадные луковицы.

– Сорт у вас хороший, – похвалила баба Мотя. – У меня такого никогда не было. Забярайте свой лучок-то. А в бане своей я кабачки ваши сложила. Глядела я, глядела, как пропадает добро ваше, не выдяржала. Дай, думаю, собяру, приедут ведь, навярняка, земля позовёт. Негоже, рябята, труд ведь это людской. Да вы и сами, нябось, теперь знаете…

И Папа пошел переносить лук, а потом кабачки из бани; ему почему-то не терпелось посмотреть, какими они выросли. А Огородная Фея и Мама повернули назад.

– И девочку бери, милая, – сказала баба Мотя Маме. Пошли к тябе на огород. Морковку вашу вытаскаем и разбярем. Каку годну – вам, каку не годну – свиньям отдадим бабы Дарьиным. Труд ведь людской. Негоже…
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #922 : 10 Ноябрь, 2018, 22:54:35 »

Заговор от пуль

- Баба Марфа! Баба Марфа! – со слезами в голосе ворвалась Тася в дом местной знахарки.

Прежде она не посмела бы. Старуху в деревне побаивались, говорили, она жизнь отнять или вернуть щелчком пальцев способна. Возможно, преувеличивали, но проверить никто бы не решился.

Бабка исподлобья глянула на гостью. Оторвавшись от своих травок, которые перебирала за столом у окна, строгим голосом спросила:
- Таиска, чего орёшь, как оголтелая?

А потом, не расслышав ответа сквозь душащие девчонку слёзы, велела:
- Сядь к столу!
Девушка послушно опустилась на лавку, всхлипывая и вытирая нос кулаком.

- На тебе чаю с травками, попей, успокойся. Что стряслось – то?

Отхлебнув горький напиток, она хотела снова заплакать, но отчего-то не смогла. Слёзы будто высохли ещё в самом истоке, отказавшись выплеснуться в океан серых глаз Таиски.

- Говори! – приказала бабка Марфа.

- Федьку забирают! – выдавила из себя Тася, снова безрезультатно попытавшись зареветь.

- Так следовало этого ожидать. Война. Всех здоровых парней призовут. Останется из ребят только Колька – сопливый, кто ж дурачка воевать отправит. Ну, а я-то чем могу помочь? Сделать Федьку таким, как Кольша? Могу, только необратимо это. Сама потом проклинать меня станешь.

Старуха уставилась на Таисию колючим взглядом.

- Люблю я его. Помогите, умоляю, пусть его пуля не берёт. Можете так сделать?

- Отчего же не мочь? Могу, - ухмыльнулась бабка Марфа. – Только знаешь ведь, такие вещи задаром не происходят. Не для меня та плата. Я б с тебя ничего не взяла, но так заведено.

- Я на всё согласная. Что нужно-то?

- Отдай мне самое дорогое из того, что у тебя с собой сейчас.

Тася молча сняла из ушей и положила на стол крохотные серебряные серьги, подарок покойной матери.

- Сейчас проверим, стоящая жертва или нет, - рассматривая украшение, произнесла старуха.

Она взяла серёжки и, зажав в кулак, что-то прошептала над ним.
Когда разомкнула пальцы, девушка выпучила глаза от удивления.
На ладони была лишь небольшая кучка пепла. Словно от самокруток отца, когда тот курил на крыльце.

- Стоящая. Помогу тебе.

Тася радостно вздохнула.

Бабка ссыпала пепел в небольшую каменную ступку, бросила туда же какую-то траву, и принялась перетирать пестиком содержимое, что-то нашёптывая. Потом поднесла её к Тасиному лицу и приказала:

- Плачь!

Девушка сама не поняла, как это произошло, но слёзы вдруг хлынули из глаз бойкими ручьями, быстро покрыв то, что старуха перетирала в ступке.

Прекратились они так же неожиданно, как и начались, а знахарка аккуратно перемешав всё ивовым прутиком, слила смесь в бутылёк, который подала Тасе.

- Держи. На ладошку себе польёшь и по голове той ладонью своего

Фёдора погладишь. Скажешь «закрываю тебя рукою своей, слезами своими, от всякой пули, что тебе назначена». Потом бутылочку мне верни, не забудь, у меня их мало, ещё пригодиться может.

Таиска сделала всё, как велено было, а бутылочку из-под снадобья на другой день, как проводила любимого, вымыла и старухе вернула.

Фёдор слыл среди однополчан везунчиком. Пули и впрямь пролетали мимо его кучерявой головы. Порой парни даже спорили, делая ставки на трофейные папироски.

Только не уберегла парня магия Таискина.

Прислали к ним медсестричу, девочку совсем. Федя в одном из боёв прикрыл её собой от пули. То ли на везение своё понадеялся, то ли не думал в этот момент о себе, позаботился о девчонке, а может вспомнил сестрёнку, которая дома осталась.

Спас, заплатив высокую цену. Ведь ценою стала его собственная жизнь.
В похоронке так и написали, «погиб, как герой, спасая боевого товарища».

Прибежала Таиска к бабке Марфе.

Плачет, ругается:

- Что ж ты обманула меня, старая? Погиб мой милый!
Вздохнула старуха, обняла плачущую девчонку, та и затихла, мгновенно задремала, как наплакавшийся ребёнок.

- Ты не серчай на меня, Тасенька, - прошептала ей на ухо старуха, - я что могла - сделала. Федя твой чужую судьбу на себя примерил, не свою пулю грудью словил. Поплачь, как домой придёшь, тебе нужно. Я боль тебе облегчу, но совсем снять её не в силах, навсегда лишить тебя памяти боюсь. А теперь просыпайся, иди домой, девочка моя.
Тася очнулась и побрела в сторону дома.

А бабка Марфа смотрела из окна девчонке вслед и по щеке её катилась горькая слеза обиды от того, что не может она всех ребят от гибели уберечь. Война всегда соберет свою кровавую жатву.
© Лана Лэнц
Записан
Тамрико
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 715
Offline Offline

Возраст: 63
Сообщений: 12944


1


« Ответ #923 : 11 Ноябрь, 2018, 06:26:58 »

 Слезы Слезы Слезы Слезы Слезы
Записан
ckokoko
РОССИЯ, ЭТО НЕ ПУТИН. РОССИЯ - ЭТО ПУТИН И ВСЕ МЫ!!!
Почетный написатель
*****

Сказали спасибо: 273
Offline Offline

Возраст: 57
Расположение: Воронежская обл.
Сообщений: 4835


Наталья


Социальные сети:
ВКонтактеМой Мир
« Ответ #924 : 15 Ноябрь, 2018, 14:37:28 »

Новая юбка

Жили муж и жена. Очень бедно жили. У жены была одна-единственная юбка, драная-предраная, ношеная-преношеная. Целыми днями она только и делала, что ставила на неё заплаты. Под заплатами и юбки уже стало не видно.

Однажды пришёл муж домой, а жена плачет:

— Посмотри — опять дыра на юбке! И залатать-то нечем.

На следующий день муж на все заработанные деньги купил жене новую юбку. Принёс домой и сказал:

— Хоть без ужина, да с обновкой.

Жена очень обрадовалась. Муж лёг спать, а она принялась за дело.

Проснулся муж, видит — жена всю новую юбку на куски изрезала, на старую юбку новых заплат наставила. Ахнул он, а жена говорит:

— Спасибо тебе, муженёк, все прорехи я починила да ещё вон сколько кусков осталось, на целый год хватит.

***********************************************************

Дорогая Рассеянность.

Пошла Рассеянность куда-то за чем-то. Дождь. Зонтик, конечно, дома забыла. Идёт, мокнет. Навстречу — Обязательность. Поздоровалась, поделилась с Рассеянностью половинкой своего зонта.

— Слушай, я случайно не к тебе шла? — спросила та.

— Нет, — говорит Обязательность. — Ко мне ты должна была прийти неделю назад за дешёвой горящей путёвкой на море. Но ты не пришла, и её отдали Расторопности. Теперь такие путёвки в три раза дороже!

— Вспомнила, куда я шла! — ахнула Рассеянность и помчалась покупать путёвку на море.

А Обязательность поглядела ей вслед и вздохнула:

— До чего же дорого иногда обходится нам эта Рассеянность!


))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Записан
Страниц: 1 ... 35 36 [37] 38   Вверх
 
 
Перейти в:  

Изба-читальня на Веселом Подворье

Поиск на сайте

Шкворчалка!

Последние 10 Adv-Shouts:

ALVINA
15 Ноябрь, 2018, 15:51:19
Уже наверное с год безуспешно пыталась зайти на форум. И  по обратной связи писала ;жаловалась- все бесполезно. И вот сегодня свершилось чудо-заново зарегистрировал
inga123
13 Ноябрь, 2018, 20:12:49
Кто ходит в "заединение", срочно загляните ко мне пожалйуста
Камуфляж
09 Ноябрь, 2018, 06:15:30
Форум застыл в ожидании санкций...(
ckokoko
05 Ноябрь, 2018, 21:05:29
Удачи нам с понедельника... И счастья нам - до воскpесения...
И так каждую неделю!
ЛарисаМ
31 Октябрь, 2018, 08:53:09
Светланка Тарасова с днюхой! !! Всего!всего!всего!хорошего, самого лучшего! Будь счастлива Улыбка
ckokoko
30 Октябрь, 2018, 09:52:57
Всем доброго утра и чудесного настроения!
svetik78
11 Октябрь, 2018, 21:42:38
катя 76
Камуфляж
08 Октябрь, 2018, 18:47:23
Я!
Тамрико
08 Октябрь, 2018, 03:56:15
Кто из нас живет на юге?
Шима
07 Октябрь, 2018, 13:23:14
А у нас +23.

Профиль

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

16 Ноябрь, 2018, 14:23:48

Войти

Ярмарка:

Последние сообщения

Кто на сайте:

Пользователей
  • Всего пользователей: 29869
  • Последний: margaritkavch
Статистика
  • Всего сообщений: 1683910
  • Всего тем: 6340
  • Сегодня онлайн: 212
  • Максимум онлайн: 2174
  • (09 Октябрь, 2015, 11:03:34 )
Пользователи Online

Календарь праздников

праздники сегодня

Проект "Веселое Подворье" создан для тех, кого интересует жизнь в загородном доме.
Допускается частичное цитирование материалов сайта с обязательным указанием индексируемой ссылки на источник http://dv0r.ru/. 16+
Пользователи сайта dv0r.ru несут полную ответственность за информацию, которую опубликовали на сайте, при этом гарантируя, что она не наносит вред и ущерб третьим лицам. Пользователи, добавляя информацию на сайт dv0r.ru соглашаются, что данная информация может быть использована редакцией сайта по своему усмотрению, а также сайту предоставляется исключительное право на размещенную информацию. Удаление информации от пользователя возможно только при согласии редакции.


Веселое Подворье рекомендует: 
Тут домены всего по 119 рублей! * Лучший хостинг для вашего сайта

TinyPortal v1.0.5 beta 1© Bloc

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
| Sitemap
Rambler's Top100
Страница сгенерирована за 0.382 секунд. Запросов: 31.